Главная Великие парфюмеры Мир запахов Духи Масла-основы Эфирные масла Базовые масла Эфирные масла, каталог
Логин:  
Пароль:
ПАРФЮМЕРИЯ ЛЕЧЕНИЕ ЗАПАХАМИ АРОМАТИЧЕСКИЕ МАСЛА ЗДОРОВЬЕ И КРАСОТА Аромагороскоп Косметология АЮРВЕДА МЕДИЦИНА
Реклама
НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА
Народная медицина: лекарственные растения, рецепты, травяные чаи, глина, камни

Народная медицина: лекарственные растения, рецепты, травяные чаи, глина, камни

Травяные чаи при простудных заболеваниях Комнатные растения лечат 3 основных закона траволечения Лекарственные растения и/или медикаменты? Рецепты сборов из лекарственных трав для лечения ангины для лечения заболеваний сердечно-сосудистой
22.01.20

altМишель Жирард родился в Грассе (Франция) в семье, где мужчины занимались парфюмерией. Его дед и отец привили любовь к прекрасным запахам.
В течение пяти лет (1977-1982) Мишель стажировался в компании Robertet. В 1982 году переехал в Испанию, где получил возможность поработать во всех сегментах парфюмерного производства. В Боготе (Колумбия) Мишель Жирард работал над созданием креативной парфюмерной лаборатории. Затем последовал переезд в Англию, где началась работа в парфюмерной компании Quest (Эшфорд). Здесь помимо создания ароматных творений появилась возможность изучить различные аспекты парфюмерного бизнеса, включая психологию покупателей и маркетинговые исследования.
В 1989 Мишель переехал в США, где занимался развитием семейного парфюмерного бизнеса, а затем вернулся во Францию, где в последнее время занимался исключительно созданием элитных ароматов.
На сегодняшний день портфолио этого мастера включает такие знаменитые ароматы, как:
Burberry Baby Touch (2002)
Burberry Tender Touch for women (2003)
Burberry Touch for women (2000)
Christian Lacroix Bazar Pour Homme (2002)
Givenchy Extravagance d'Amarige (1998)
Jennifer Lopez Still (2003)
Ted Baker M (2002)
Roger&Gallet L'Homme Essentiel (2001)
ST Dupont Noir Pour Homme (2006)
Trussardi Jeans Men (2004)

Предлагаем вашему вниманию интервью с Мишелем Жирардом.
Как вы и ваша компания ищете новые парфюмерные концепции? Как определяете тенденции?
Компания Quest осуществляет программу, которая позволяет исследовать тенденции в самых разных областях: дизайн, мода, искусство, архитектура, еда. Мы работаем с агентствами, которые становятся нашими глазами и ушами на выставках и показах, во всемирной сети и в прессе. Все эти сферы дают парфюмерам пищу для размышления, мы стараемся дать ароматный ответ на все модные тенденции, которые могут повлиять на наших клиентов.
В течение последних лет мы работаем над программой Galileo - это специальная методика, которая помогает лучше понять восприятие потребителей. Она позволила мне освободиться от некоторых штампов, которые предписывали, какой продукт коммерчески успешен, а какой - нет. Теперь я уверен, что неожиданные идеи и нестандартный подход к ароматам могут принести потрясающий массовый успех.

Можете ли вы привести пример того, как идея воплощается в аромате?
Прежде чем претворить в парфюм какую-либо идею, нужно изучить состояние рынка, потому что новый аромат обязан быть "на волне", или впереди остальной продукции, но никогда не быть на шаг сзади. Если я работаю на какой-либо бренд, я стараюсь проникнуться его ценностями, или в случае, если это отдельный дизайнер, постичь его внутренний мир.
В большинстве случаев вдохновение возникает в тот момент, когда я знакомлюсь с брифом, читаю концепцию аромата.
Я часто пользуюсь Интернетом - часто он становится для меня главным источником вдохновения.
Недавно я работал над проектом создания нового аромата для мужчин; в нем дизайнер был также художником и фотографом. Бродя по Интернету, я наткнулся на стихотворение Артюра Рембо "Le Dormeur du Val", оно очень повлияло на тот аромат, который я разрабатывал. Это стихотворение очень грустное, но полное цвета и очень лиричное. Рембо рассказывает о зеленой траве, красной крови, воде из реки, о сияющем солнце. Все эти образы дали толчок моим идеям. Так я разработал тихий мускусный аккорд, теплоты которому добавили ноты порошка из фиалкового корня и пудра, зеленая нота добавила свежести, остроту я получил благодаря перечным нотам, водные элементы оказались в сердце аромата.

Как ваша работа меняется в зависимости от клиента?
В Париже я работал с клиентами очень тесно, подход к каждому - индивидуален. Тем не менее, есть два общих принципа взаимоотношения с клиентами.
Первый - когда решение о том, каким будет аромат, основывается только на исследовании рынка. В этом случае парфюмер выясняет у заказчика, в каком именно направлении следует двигаться, какая именно цель должна быть достигнута. Когда ясно направление, парфюмер работает с клиентом очень близко, чтобы действовать сообща. Такой подход позволяет творчество парфюмера соединить со знаниями клиента (представление ароматов, знание международных рынков, приемлемость ароматов для портфолио брендов). Это очень ценно для парфюмера, но парфюмер в то же время является лидером в проекте создания новинки.
Второй вариант - когда человек, принимающий решение (будь то креативщик, бренд-менеджер, менеджер по маркетингу) хочет полностью держать процесс под контролем. В таком случае парфюмер должен стать своего рода переводчиком для клиента. Он обязан принять клиента в качестве равного партнера в ходе создания аромата, а это значит - принять человека со всеми его особенностями, с его чувствами. Это очень сложный, но в то же время очень благодарный вариант сотрудничества.

Каким из ваших творений вы гордитесь больше всего?
Это Extravagance (Givenchy). Этим ароматом я горжусь по нескольким причинам. Это был первый аромат, который я создал в Quest в Париже. Во-вторых, я очень уважаю бренд Givenchy за неоценимый вклад в историю парфюмерии. В конце-концов, Extravagance выражает мое собственное представление о парфюмерии, мою философию: этот парфюм запоминающийся, сделанный правильно с коммерческой точки зрения и включает в себя парфюмерные элементы, которые мне лично больше всего импонируют: фруктовые, цветочные, зеленые аккорды. Мне также очень понравилось работать над Burberry Baby Touch, потому что задача была сложная и интересная: создать аромат, который понравиться матери, но будет использоваться ребенком.

Какие парфюмы и работа каких парфюмеров вам нравится?
Я уважаю очень многих парфюмеров, но я настоящий фанат Мишеля Альмарака. Я не могу не отметить его талант запечатлеть квинтессенцию аккорда. Его творения просты, но убедительны (Gucci Rush, Dior Fahrenheit).
Мне нравится радость, которую излучают парфюмы от Jean Claude Ellena. Он мастер в использовании цитрусовых, пряных, фруктовых, древесных нот. (Eau de Bulgari, Declaration, In Love Again). Я восхищаюсь Франсуа Коти, потому что он - тот человек, который положил начало современной парфюмерии.
Два моих самых любимых аромата - Guerlain L'Heure Bleue и Calvin Klein Eternity, они оба тянутся великолепным шлейфом, они стойкие, но ненавязчивые. Еще я очень люблю парфюмерное облачко, которое оставляет женщина, пользующаяся Pleasures от Estee Lauder.

Какими чертами характера должен обладать парфюмер?
Во-первых, любить искусство парфюмерии. Быть крайне любопытным, иметь страстное желание делать открытия и учиться. Парфюмер должен уметь общаться и отстаивать свою точку зрения. Он должен быть лояльным к будущему поколению парфюмеров и в конце-концов, быть скромным.


altКристин Нагель - немецкий парфюмер, она работает в Париже в известной компании Quest. Ее работы 2002 года: духи Madness Chopard (Шопар), Eau de Cartier (Картье), Femme Lagerfeld (Лагерфельд). Интервью было дано немецкому журналу "Бригитте".

- На рынке сегодня свыше 500 различных женских духов. Это огромный выбор, и он постоянно меняется. Около 60 ароматов исчезают в течение года, примерно 100 новых вариантов добавляются. Лишь 5% всех новинок задерживаются на рынке дольше 2 лет и становятся классикой. Как Вы думаете, каковы шансы духов, создаваемых Вами?
Кристин Нагель: Каждый из трех ароматов (Madness от Chopard, Eau de Cartier и Femme Lagerfeld) может стать классическим. Madness Chopard - потому что в этих духах снова ожили шипрово-кожаные аккорды, тем самым сделав их современной классикой. Eau de Cartier (ювелирной марки Картье) хорошо пахнет как на женской, так и на мужской коже благодаря своей холодно-горячей смеси запахов. И поэтому у нее есть двойной шанс на успех. Femme Lagerfeld с нотой мандарина и мха в сердцевине аромата олицетворяет гений Карла Лагерфельда и его моды.

- Вы изучали химию и поначалу несколько лет занимались анализом ароматов, прежде чем попали в творческую лабораторию парфюмерии. Как произошла смена специализации?
Кристин Нагель: Мастер-парфюмер Альберто Мориллас из компании Firmenich открыл мой талант. Затем мне предложили в компании Creation Aromatique наряду с аналитической работой обучение ремеслу парфюмера. Я работала на все двести процентов, чтобы выполнить на сто процентов свою работу и также на все сто изучить новую. Сейчас я уже 4 года работаю парфюмером в компании, производящей духи, Quest International в Париже.

- Как Вам удается работать одновременно над несколькими духами и все же отделять их мысленно друг от друга?
Кристин Нагель: Это нормально, так как разработка духов редко находится на одной и тоже стадии. В начале обсуждается базовая идея духов, это самое интенсивное и творческое время. На заключительной стадии мы занимаемся уже деталями. Поэтому заказы легко отделить один от другого. Когда духи Femme Lagerfeld были практически готовы, нам прислали описание Eau de Cartier. А при уточнении деталей этого аромата начался процесс создания духов для Шопар. Это как цепочка, звенья которой соединены друг с другом, но не пересекаются.
 
- Тенденция к поляризации духов набирает силу. Приятие или неприятие при первом знакомстве - это новый способ помочь определиться с покупкой?
Кристин Нагель: Почему бы нет. Запах духов должен вызывать у покупателей какую-то реакцию - неважно, положительную, или отрицательную. Главное, чтобы они реагировали.

- Верхние ноты, ноты сердцевины и шлейф аромата - это классический рецепт, и каждая нота раскрывается постепенно, в соответствии с композицией. Сегодня существует также много так называемых "монолитных" духов, которые не меняются. Почему?
Кристин Нагель: Это как в моде, время от времени появляется новый стиль. Такие монолитные ароматы как "Strenesse" (дизайнера Габриэле Штреле), "A la Nuit" парфюмера Сержа Лютенс и "Lilia Bella" от Герлен сегодня даже слишком многочисленны. Нужны также и духи, которые медленно раскрывают свои ароматные грани. Те, кто любит такие духи, снова и снова открывают для себя новые нюансы "своих" духов. В этом и заключается волшебство парфюмерии.

- Лучше ли синтетические ингредиенты своей репутации?

Кристин Нагель: Да. Путем химического анализа получают просто чистое сырье. И все же предубеждение против синтетических компонентов до сих пор сохраняется. Так же, как и убеждение, что натуральные дороже, и, следовательно, более роскошны, чем те, что созданы в пробирке. Но приведу один пример: натуральный экстракт цветов апельсинового дерева стоит около 11 долларов за килограмм, а цена синтезированного в лаборатории мха может доходить до 1300 долларов за килограмм.
 
- Постоянно появляются новые компоненты, например, пахнущая свежим морским бризом вода "Calone" или необычные запахи животного происхождения.
Кристин Нагель: Новые ингредиенты действительно потрясающи. Они заставляют нас попробовать что-то новое, изменить наши формулы. Это означает, что мы вынуждены по-новому интерпретировать старое. Это как в случае с партитурой, которую играют другими инструментами. Мы сами часто удивлены тем, что получается в результате. Именно это и является привлекательным в профессии парфюмера. 

- Каковы будущие тенденции в парфюмерии?
Кристин Нагель: В общих чертах я думаю, что новый "ренессанс" переживут более пышные и более "сочные" духи. У ароматов снова будет свой характер.

- Ваши коллеги по цеху считают, что однажды появятся даже технические ароматы. Ароматы, пахнущие компьютером или самолетом - что Вы об этом думаете?
Кристин Нагель: Я этим не интересуюсь, что не следует толковать превратно. С научной точки зрения техника кажется мне привлекательной, но в качестве запаха? Нет, спасибо. Для меня духи - это всегда нечто чувственное. Хорошее самочувствие, удовольствие.


Кристин Нагель является парфюмером также таких духов как: Theorema de Fendi, коллекция духов Armani Privй, With Love от Guerlain, Versace Woman. В 2004 г. ее духи Narciso Rodriguez for her (в соавторстве с Франсисом Куркджаном) и в 2006 г. Ambre Soie из коллекции Armani Privй получили приз Fifi. Другие ее творения последних лет включают среди прочего: Eau Torride от Givenchy (2002), Miss Dior Chйrie от Christian Dior (2005), J Del Pozo In Black (2005), Angel Lily от Thierry Mugler(2005), Dйlices de Cartier (2006), Rose Absolue от Yves Rocher (2006).
 


altФранцузская элегантность плюс русская удаль и любовью к жизни. Смешавшись, они составили характер гениального парфюмера Эрнеста Эдуардовича Бо (Ernest Beaux).       Эрнест Бо родился в 1882 году. Будущее мальчика было предопределено: если у него будет хороший "нос", он станет парфюмером, как отец , если нет- управляющим парфюмерным делом, как брат Эдуард-младший, успешно делавший карьеру в парфюмерном доме Альфонса Ралле. Нос оказался не то что хорошим, фантастическим! В 16 лет, только окончив гимназию, молодой красавец окунается в мир душистых эссенций. Трудовой путь начался со стажировки во Франции. По возвращении в Россию в 1902 году, Бо поступает в обучение к техническому директору "Ралле" Лемерсье.      Уже через 5 лет, в 1907 году, Бо меняет учителя на его посту и становится ведущим парфюмером "Ралле". Вместе с братом он входит в состав правление товарищества. Новый пост дал Бо возможность большой творческой свободы. А. Лемерсье привил ему способность к бесконечному комбинированию экзотических ингредиентов. Особенно полюбился ему экстракт "Царский весеск". Он присутствует в самых заметных ароматах Ралле начала 1910-х годов.        Как и Коти, Эрнест Бо был фанатиком памяти Наполеона и посвятил ему вышедший к столетию Отечественной войны, в 1912 году, Bouquet de Napoleon.Удачное развитие дел прервала Первая мировая война. Бо ушел на фронт, где получил за храбрость несколько орденов. В 1918 году пришли известия, что фабрика национализирована, а Эрнесту лучше не возвращаться в москву времени красного террора.

       altЭрнест Бо начинает жизнь с нуля в послевоенной Франции. К 1920 году он снова занимается любимым делом на заводе Ралле в Грассе. 1920-е стали последним отблеском золотого века парфюмерии, закончившегося с началом Великой Депрессии, повсеместным переходом на искусственные заменители дорогих масел. Бо ценил только нарочитую искусственность, ту, которая противоречит природе, а не ту, которая тщетно пытается подражать ей.

       Это привело его к увлечению альдегидными ароматами, которые сделал модными Франсуа Коти. Но самыми знаменитыми альдегидными духами в мире стали Chanel No.5, изобретенные Эрнестом Бо. В парфюмерных кругах пошли разговоры о новаторском запахе. Многие завидовали их популярности, сумасшедшей по тем временам цене и славе Эрнеста Бо, перебравшегося в роскошную парижскую квартиру. Пошли разговоры, что Бо обещал передать формулу Ф.Коти, но потом резко изменил договоренностям и договорился с Шанель. Процесс работы над производством духов требовал больших затрат, поэтому к их выпуску приступили не сразу, отложили до лучших времен. Эрнест Бо решил не ждать, когда дадут деньги на выпуск, и передал формулу кутюрье Габриэль Шанель. Таким образом злопыхаители из среды парфюмеров били одновременно и по "выскочке" Бо и по "выскочке" Шанель. поскольку устоявшееся сообщество именитых парфюмерных домов боялось - и, как выяснилось позже, не зря, - конкуренции домов высокой моды, в 1920-е резко заинтересовавшихся духами.       Другая версия появления одних их лучших духов рассказывает о том, что парфюмер давно вел переговоры о создании духов с мадемуазель Г.Шанель. Однажды, вернувшись из поездки по северным странам Европы, Э.Бо решил реализовать в формуле духов свои впечатления о природе северных стран" Его поразили свежесть воздуха, почти скульптурные группы деревьев, особенно красных сосен, прозрачные озера, огромные гладкие валуны.

      Но легенды парфюмеров также рассказывают о том, что духам суждено было подучить свой залах из-за ошибки работника лаборатории, который выполнял соединения по разработанной Э.Бо формуле. Лаборант ошибся в пропорциях и добавил больше альдегида, чем нужно.

       Название для духов выбирала сама кутюрье. Она говорила, что представляла новую коллекцию своих платьев 5 числа, пятого месяца (мая), поэтому решила, что число 5 принесет успех, и не ошиблась.

      У "Шанель" помимо серийных запахов, к которым относятся и No.5, есть еще целый набор ароматов, представленных только в именных бутиках по всему миру. Они стоят в несколько раз дороже, чем обычная "Шанель". К ним относятся Gardenia, Bois de Isle, Cuir de Russie, Chanel №22. Все они созданы Эрнестом Бо.

Помимо "Шанели", Эрнест Бо весьма плодотворно работал для дома "Буржуа".

       О том, как он работал, вспоминает парфюмер, русский эмигрант К.М.Веригин: "Он работал с поразительным терпением, сотни раз повторяя пробы, даже если они были удачны с самого начала, постоянно стремясь к совершенству. Все эти пробы делались с использованием ста кубических сантилитров чистого 96-градусного спирта. Таким образом, достаточно было увеличить количество смеси в десять раз, чтобы знать, какое количество отдельных компонентов нужно брать на литр спирта и сколько это будет стоить. Как только смесь была составлена и растворена в спирте, Э.Бо нюхал ее и давал о ней свое первое заключение; то же он делал и на следующий день, затем, давая смеси устояться с неделю или больше, так как время, по его мнению, влияет на ароматы и нередко улучшает их".

      Эрнест Бо трудился так изо дня в день еще без малого 35 лет. Но к началу 1960-х крепкий старик Бо, казавшийся вечной глыбой, стал помехой для нового поколения парфюмеров. В конце зимы 1961 года его уволили из "Шанели" и из "Буржуа". Это известие так потрясло великого парфюмера, что он слег и через несколько дней, 8 марта, скончался.

       Похороны прошли в его приходской церкви, зал которой был сплошь покрыт ковром из роз, любимых цветов метра.

Кем он запомнился? Статным и импозантным, всегда безукоризненно одетым. Знатоком шампанского. Страстным собирателем антиквариата. Героем-любовником: помимо двух браков, у него было немало романов. Любителем розыгрышей и колких шуток. Резонером.

      А еще человеком, который пользуясь своими связями, помогал устроиться на работу русским эмигрантам. Человеком, который мог дать специально завышенную цену за фамильный антиквариат, чтобы поддержать их в трудные дни. Человеком, благодаря которому в ароматах самого французского дома "Шанель" есть и частица России.


altЖан Гишар за свою 35-летнюю карьеру создал множество знаменитых ароматов, среди которых Les Belles и Deci-Dela для Nina Ricci, Loulou и Eden для Cacharel, So pretty для Cartier.

Жан, откройте секрет, все-таки в чем притягательная сила мира запахов?
Запахи, которые нас завораживают, - это те ароматы, которые окружали нас в детстве. Они напоминают нам о бесхитростном, спокойном и радостном детском мире, и к этим запахам мы особенно восприимчивы. Ольфактивная восприимчивость каждого человека индивидуальна, но во многом она определяется той культурной средой, в которой он вырос. Как я заметил, французские и итальянские парфюмеры легко различают различные вариации цитрусовых запахов, а для русских они менее доступны. Зато русские более чувствительны к цветочным и фруктовым, а в особенности к ягодным ароматам. А вот американцы хорошо разбираются в коричных запахах, а также в эфирных маслах, которые используются у них в кондитерских изделиях.

А что вы думаете об эротической силе некоторых запахов?
Как известно, животные привлекают партнеров противоположного пола в том числе и с помощью феромонов. У человека все гораздо сложнее, поскольку запах будет воздействовать на наши эмоции только если они ассоциируется с каким-то воспоминанием. Поэтому когда одна фирма (Егох) выпустила духи со значительным содержанием феромонов, их «чародейский» аромат не действовал и, соответственно, не имел коммерческого успеха.

Тем не менее цивет, бобровая струя или мускус широко используются в парфюмерии...
Конечно же, эти натуральные животные пахучие вещества челове ку нравятся. Наверное, потому, что они похожи на его собственные. Поэтому парфюмеры всегда берут в расчет этот эффект притягательности запахов выделений животных.

И что же, можно как-то измерить силу эротического воздействия таких духов с циветом или мускусом?
Думаю, что при оптимальном стечении обстоятельств роль запаха мускуса в привлечении партнера может быть довольно значительна, и его воздействие в этом случае способствует успеху парфюма, скажем, процентов на двадцать. Приведу несколько примеров. Я помню в молодости был у меня один товарищ по курсу, от которого страшно несло потом, мне даже было трудно с ним рядом находиться. А у девушек этот молодой человек пользовался огромным успехом. Или, как рассказал мне один коллега, в Венгрии до сих пор танцуют традиционный танец, во время которого парень кладет под мышку платок, а потом, когда материя пропитается, преподносит его своей избраннице.

Ладно, не будем о грустном. Интересно, а какие запахи могут создать радостное настроение?
Когда я слышу запахи мандарина, апельсина и других цитрусовых, то мне всегда хочется улыбнуться. И, как мне кажется, у многих южан такая же реакция.

А еще?
Я заметил, что от лесных ароматов и от благовоний ладана лица людей сразу становятся серьезными и сосредоточенными. Это, конечно же, объясняется нашей христианской культурой. А вот у тех, кто бывает в церкви только по случаю похорон, от запаха ладана сразу портится настроение.

Как вы сочиняете духи?
Нас, парфюмеров, называют «носами», но это не совсем верно. Потому что образ новой ольфактивной композиции рождается и разрабатывается в голове, а обоняние лишь подтверждает правильность наших умственных построений. Часто какая-то мысль о новом запахе долго вертится в голове, ты стараешься придать ей конкретную форму, найти соответствующие пропорции... Потом смотришь, что ищет заказчик духов, подходит ли ему твоя композиция. Могу в качестве примера рассказать историю создания Les Belles для Nina Ricci - одного из любимых «собственных» ароматов. Я родом из Грасса. В этих местах много ароматических трав. Я с детства очень люблю их запах. А еще мне особенно нравилось собирать в огороде по утрам помидоры - они вроде пахнут мятой, но не совсем. Когда я стал парфюмером, то начал разрабатывать формулу этого «томатного» запаха. Коллеги подсмеивались: кому охота пахнуть помидорами? Предлагал заказчикам, они отказывались: «Слишком терпкий запах». И вот лет через двадцать пришел к нам на фабрику президент Nina Ricci Жиль Фуш и попросил найти оригинальную доминанту для новой линии молодежных духов. Этот запах должен был напоминать о чем-то юном, летнем, радостном, немного сладострастном. Я ему предложил взять за основу запах помидоров и помидорных листьев. И эта идея была реализована. Конечно же, потом я несколько изменил эту композицию - ослабил ноту неспелости и добавил фруктовые нюансы.

 

Автор: Татьяна Матанцева


altПьер-Франсуа Герлен и Луи-Франсуа Картье - основатели старейших из существующих по сей день парфюмерной и ювелирной империй, - оба были официально приближены ко двору Наполеона III. Первый был в статусе придворного парфюмера, второй пользовался эксклюзивным правом на изготовление украшений для Его Величества и императрицы Евгении. Но если господин Картье даже частенько завтракал с королевской четой, то старика Герлена дальше дворцовых ворот не пускали. Золотые флаконы, усыпанные драгоценными камнями, которые делал для жены короля Луи Картье, ценились неизмеримо выше, чем их содержимое, поставляемое Герленом.
В XIX веке парфюмер никак не мог пользоваться столь же высоким уважением в обществе, как ювелир. В те времена никто не рассматривал духи в качестве произведения искусства - они считались всего лишь гигиеническим средством, как мыло или зубной порошок.
В XX веке все изменилось. Потомки Пьера-Франсуа Герлена возвели парфюмерию в ранг высокого искусства. Постепенно публика узнала, что аромат способен сверкать и переливаться, как настоящий бриллиант; как драгоценный камень, он может обладать магическими свойствами, пробуждающими чувства и фантазию. Сегодня многие женщины, даже самые богатые и знаменитые, предпочтут появиться на светском рауте без бриллиантов, но укутавшись... в аромат обворожительного парфюма. Доказывать окружающим свою финансовую состоятельность с помощью дорогих украшений давно уже стало моветоном.

Темпераментные создания
altИ духи, и драгоценные камни никак не могут быть названы просто элементами создания образа, ведь они обладают некой одухотворенной аурой и собственным характером.
Глядя на переливчатое сверкание граней бриллианта или сапфира, мы отрешаемся от действительности, погружаясь в мир грез. И, в сущности, то же самое происходит с нами, когда мы с упоением вдыхаем аромат духов. Драгоценные камни умеют гипнотизировать, а запахи сильнейшим образом воздействуют на подсознание.
В древних цивилизациях во главу угла ставилась именно мистическая сущность камней и ароматов. Они считались подарками богов. Люди верили, что завораживающие своей красотой драгоценные каменья и благовония, пробуждающие чувства и страсти, как бы пролагают тропу между миром реальным и потусторонним, что с их помощью можно привлечь внимание богов, и, естественно, пытаться приблизиться к ним могли лишь богатые и знатные.
Вавилоняне происхождение алмаза объясняли так: при строительстве неба боги уронили на землю несколько капель божественного материала, которые превратились в прозрачные кристаллы. Китайцы обожествляли яшму, египтяне самым "божественным" из камней считали бирюзу, а индусы - рубин. Что касается ароматических веществ, то среди египетской знати ими было принято натирать бритую наголо голову - как самую приближенную к небу часть тела.
Издревле люди знали о способности камней и ароматов оказывать влияние на здоровье человека. Сотни рецептов, которыми располагает сегодня ароматерапия, были известны уже несколько тысячелетий назад. Ученые давно признали, что не только чистые эфирные масла, но и духи могут кардинальным образом изменять самочувствие и настроение. Исцеляющие свойства драгоценных камней и металлов также широко используются современной нетрадиционной медициной.
И ароматы, и камни веками пользовались репутацией афродизиаков. Среди эфирных масел список "эликсиров любви" довольно длинный. Известно пристрастие к благовониям Клеопатры, Александра Македонского, Маргариты Наваррской, Екатерины II. Современные духи частенько оказываются отличными эротическими стимуляторами. С помощью компонентов животного происхождения, таких как амбра или мускус, создаются ароматы, способные одурманивать, пробуждать чувственность. А парфюмерные эксперименты с искусственными ферромонами доказали, что запахи играют одну из главных ролей в сексуальной жизни человека.
В афродизиакальные свойства драгоценных камней верили многие великие мира сего. Клеопатра, например, чего только не придумывала для соблазнения Марка Антония! Однажды она даже растворила жемчужину в уксусе и залпом выпила! Древнеримские патриции верили, что рубиновые перстни обеспечивают мужчине успех у женского пола. Изумруд, по мнению эллинов, помогал достигнуть гармонии на супружеском ложе. Персидские шахи держали в своих гаремах продолговатые кристаллы, внутренний блеск которых способствовал восстановлению растраченных в любовных играх сил.
И драгоценные камни, и ароматы таинственным образом вступают в контакт со своим хозяином. Духи, как известно, на каждом человеке пахнут по-своему, по-разному воздействуют на состояние своего "носителя". Камни тоже не без капризов относятся к своим владельцам. Они могут мутнеть, "умирать" и вновь "оживать", изменять сияние - от теплого, ласкового до холодного и равнодушного.
Так что, покупая флакон духов или драгоценное украшение, мы приобретаем не просто ординарный предмет, а... джинна в бутылке. Скрытый темперамент камня или аромата может не совпасть с нашей собственной аурой или, наоборот, укрепить ее. Умение правильно выбирать и носить такие "энергетически сильные" ценности дорогого стоит. Это вам не туфли к сумочке подобрать!
Все знают, что негоже носить одновременно "разнородные" украшения: золото и серебро, изумруды и рубины и т. п. О несовместимости разных духов между собой тоже все сказано: если ваша одежда пропиталась одним ароматом, то, не сменив ее, вы не можете надушиться другим. Во избежание "нестыковки" запахов парфюмеры настойчиво советуют пользоваться духами, дезодорантом, мылом и т. л. одной линии. Драгоценные украшения и ароматы тоже могут "не подойти" друг другу. Например, ориентальные ароматы не сочетаются с бриллиантами, душистые цветочные - с платиной, древесные - с бирюзой. К богатым, массивным украшениям лучше подбирать как можно более нейтральные духи. Если вы хотите использовать оригинальный, характерный аромат, следует ограничиться золотыми, платиновыми, серебряными украшениями без камней.

Зачем духи великим ювелирам?
Возможно, именно проблема достижения гармонии между надеваемыми одновременно украшениями и духами побуждает знаменитые ювелирные фирмы выпускать и парфюмерию. Создатели драгоценностей в своих коллекциях придерживаются какой-то определенной стилистики, и ее же они стараются отразить в запахах.
Когда ювелирные фирмы увлеклись созданием ароматов, этим, можно сказать, они признали, что духи восхитительны и могут затмить собой блеск драгоценностей. И поэтому им теперь приходится снабжать клиентов и парфюмерией, которая однозначно подойдет к купленным у них украшениям. Также для ювелиров привлекательной оказалась идея использовать парфюмерные композиции в качестве "визитной карточки". С помощью аромата покупатели могут ближе познакомиться с атмосферой компании, лучше понять ту "фирменную" философию, которую создатели украшений вкладывают в свои творения.
Весьма высокомерным фирмам, которые десятилетиями работали только на королей, махараджей, герцогов или, в крайнем случае, кинозвезд мировой величины, приходится демократизироваться. Финансовые аналитики не перестают обращать их внимание на то, что старинные "королевские" состояния тают на глазах. А капиталы нуворишей, self-made бизнесменов, не столь велики, и, главное, эти люди более расчетливы. Благосостояние же среднего класса постепенно растет, и он уже готов покупать драгоценности, но только по разумным ценам! Сегодня гораздо легче найти сотню клиентов на колье по 10000 долларов, чем одного - на украшение, стоящее миллион.
Духи - рекламный ход навстречу новоявленной представительнице среднего класса, которая еще не успела обзавестись бриллиантами.

"Бриллиантовые" духи
altВсе вышеперечисленные выгоды первым осознал Дом Van Cleef&Arpels, выпустивший свои первые духи First в 1976 году. А вслед за ним Дом Cartier представил сразу два аромата: женский - Must и мужской - Santos. Соперничество этих двух старинных компаний началось почти столетие назад, в 1906 году, когда молодая фирма, основанная тремя братьями Арпельсами и мужем их сестры Альфредом Ван Клифом, открыла свой магазин на Вандомской площади в Париже. Молодые предприниматели принялись за дело с таким азартом, что находящейся по соседству мастерской, основанной Луи Картье в 1847 году, пришлось поделиться с ними своими клиентами.
Прародителя династии Картье часто называют "ювелиром королей, королем среди ювелиров". Эту репутацию сохранили и его потомки - Дом всегда ориентировался на клиентов исключительно аристократического происхождения. Их творения всегда были баснословно дороги, по-королевски массивны, чрезвычайно помпезны и, возможно, даже слишком роскошны. Картье (по крайней мере, до последнего времени) не особенно следовали веяниям капризной моды.
Фирма Van Cleef&Arpels, напротив, с самого начала своего существования совершала маленькие революции в ювелирном деле, стремясь угодить вкусам модной публики. Если к Cartier приходили аристократы крови, то ван-клифовский бутик облюбовали яркие светские львы и львицы, склонные к эпатажу.
Это противоречие отразилось и в парфюмерных творениях Домов. Ароматы от Cartier - подчеркнуто классические, весьма строгие, очень элегантные, без излишеств. Духи Van Cleef&Arpels - это тоже, безусловно, стопроцентная классика. Но они не так претенциозны, более темпераментны, с некоторой толикой экзальтации. В них нет стремления скрыть страсти и чувства под безупречными аристократическими манерами. Впрочем, и те и другие принадлежат к семейству "люкс", прекрасно сочетаясь с мехами и бриллиантами.
Между отдельными духами этих фирм можно провести параллели. Они как будто специально создавались под определенные камни.
"Бриллиантовые" ароматы - это женский Must de Cartier и именные духи Van Cleef. Must- ориентальный запах, в котором чувственные ноты амбры, тибетского мускуса и сантала уравновешены спокойной кислинкой мандарина и ве-тивера. Классически гармоничный аромат Van Cleef заключен во флакон, являющийся копией (чуть-чуть увеличенной!) одного из бриллиантов, входящих в "неприкосновенный" фонд фирмы. Начальная нота композиции поражает своей искрящейся свежестью и заставляет зажмуриться, как в первое мгновение созерцания огромного бриллианта. Постепенно раскрываясь, аромат становится глубоким, дурманяще-чувственным.
Духи, которые обе фирмы адресуют самым молодым своим клиенткам, - So Pretty от Cartier и Miss Arpels от Van Cleef&Arpels - однозначно ассоциируются с жемчугом. Во Франции девушкам из респектабельных семейств на шестнадцатилетие дарят жемчужные ожерелья. So Pretty - нежный пудровый аромат, мягкий и бархатистый. На изготовление флакона этих духов объемом 100 ml уходит 12000 лепестков роз (более 400 цветков)! Также в этом цветочном коктейле юности - орхидеи, ирисы, цветки апельсина и ежевики. Miss Arpels - весенние духи. В них ощущается тонкий аромат ландыша, а тепло весеннего солнышка передано капелькой альдегидных составляющих.
Рубин, камень страсти, вдохновлял создателей Birmane - нового аромата Van Cleef &. Arpels. И, кажется, именно его имели в виду парфюмеры Cartier, разрабатывая цветочно-ориентальную формулу Panthere. Birmane - мистические и эмоциональные духи. В сердце запаха расцветает красная лилия Скарлет, на бархатистых лепестках которой поблескивают капельки влаги, как на коже пылких любовников. Но после вспышки страсти наступает успокоение. В сладкой истоме базового аккорда выделяются ноты бобов тонка и мускуса.
Пантера является "фирменным животным" Cartier. Духи, посвященные ей, насыщенны и чувственны. Они настояны на лепестках редкого цветка карокарунде. растущего в горах Гвинеи, глубокий, дурманящий аромат которого подчеркнут нотами амбры и сантала.
Ну а мужские ароматы обеих фирм (Must и Declaration от Carder и Tsar от Van Cleef&Arpels) ассоциируются с блеском драгоценных металлов.
Следует отметить еще одну характерную особенность парфюмерии знаменитых ювелирных Домов. Мастера драгоценностей, нетерпимые к любым подделкам, для своих духов подбирают самые ценные ароматические компоненты и, конечно, только натуральные. И то, что такие духи стоят порой больше, чем парфюмерия других фирм, объясняется именно их высокой себестоимостью, а не респектабельностью компании.

Увлечение ароматами
Сравнительно недавно, в 90-х годах, еще две старинные ювелирные фирмы, "выросшие" на Вандомской площади, - Boucheron и Chaumet - увлеклись созданием духов.
Фредерик Бушерон основал фирму, носящую его имя, в 1858 году. А его внук, Луи Бушерон, в 20-х годах нашего века нашел свой "конек" - ту самую оригинальную стилистическую черту, которая отличает творения Boucheron. Выполнив один крупный заказ для индийского махараджи, доверившего ему сделать оправы для драгоценностей, Луи Бушерон стал страстным поклонником Востока. С тех пор ориентальная тема определяет стилистику Дома, а его "фирменным" камнем является сапфир, который на Востоке считают символом небесной чистоты и добродетели. Первые духи фирмы, концепцию которых придумал теперешний продолжатель династии Алан Бушерон. тоже из семейства "восточных".
Мсье Бушерон обнаружил в индийских дневниках своего деда описание ритуального брас-лета-науратан, который дарят невесте на свадьбу. Индусы считают, что его делают из "тела' демона, поверженного богами. Согласно древнеиндийским мифам, когда он упал на землю, туловище его превратилось в алмаз, жир - в хрусталь и кораллы, кровь - в рубин, лимфа - в гранат, а зубы - в жемчуг. Все эти драгоценные материалы идут на изготовление науратана. Флакон первых женских духов от Boucheron в точности повторяет форму браслета. А название - Jaipur - дано им по имени индийского города, славного своими золотых дел мастерами. Загадочная чувственность самого аромата напоминает мерцание огромного сапфира, внутри которого неизмеримая синяя глубина, манящая и пугающая.
Фирма Chaumet выпустила пока один именной запах. Свое сегодняшнее название Дом получил в 80-х годах XIX века, хотя мастерская, в которой трудился прародитель династии, Жозеф Шомэ, приобрела известность уже при Наполеоне Бонапарте. Император даже поручил ему изготовление драгоценностей для коронации и украшений для своей невесты Марии-Луизы. Древниетрадиции никогда не мешали Дому шагать в авангарде ювелирной моды. Новаторский дух Chaumet отражен в одноименном аромате, рассчитанном на современных, независимых и изобретательных женщин.

Драгоценности во флаконе
Часовая фирма Луи-Улисса Шопара существовала с начала этого века. Но всемирно известной эта марка стала лишь в 1963 году, когда была перекуплена предприимчивым немецким семейством Шойфеле. С этого момента Дом занялся ювелирными украшениями. Дизайнеры фирмы создают совершенно неординарные вещи. Каждая новая коллекция становится сенсацией. Вспомните хотя бы прошлогоднюю - Pushkin. Журналисты вот уже много месяцев не устают говорить и писать о ней. А "плавающие бриллианты" из коллекции Happy Diamonds уже успели стать классикой. Идея, прославившая фирму, пришла в голову дизайнеру Рональду Куровскому во время загородной прогулки. Он набрел на водопад и был просто-таки заворожен открывшейся картиной. Его осенило: если дать небольшим бриллиантам полную "свободу передвижения", поместив их между стеклянными стенками, они будут искриться и сверкать, подобно брызгам водопада. С тех пор Дом Chopard произвел более 100 000 изделий Happy Diamonds, всевозможных форм и отделок. А кроме того и одноименные духи, на дне каждого флакона которых можно обнаружить крошечный бриллиант, в 0,05 карата. Они не очень хорошо известны, потому что долгое время продавались только в фирменных бутиках. Но с недавнего времени Дом Chopard решил развивать парфюмерное направление, хотя отправной точкой при создании каждого нового аромата все равно оказывается мотив какой-либо из коллекций драгоценностей.
Женский парфюм Casmir и мужской Casran - это вариации на тему серии украшений, посвященных Индии. Новинка 1999 года, духи Mira-Bai, названы именем легендарной индийской принцессы, слагавшей мистические поэмы о свободе и страсти. Они чувственные и яркие, но одновременно очень легкие, свежие, прозрачные. Их аромат напоминает изумруд в золотой оправе.




АРОМАТИКИ 2011-2018
Все права защищены.Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://aromaterapyja.ru/". Интеллектуальная собственность юридически защищена

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика