Великие, парфюмеры
Главная Великие парфюмеры Мир запахов Духи Масла-основы Эфирные масла Базовые масла Эфирные масла, каталог
Логин:  
Пароль:
ПАРФЮМЕРИЯ ЛЕЧЕНИЕ ЗАПАХАМИ АРОМАТИЧЕСКИЕ МАСЛА ЗДОРОВЬЕ И КРАСОТА Аромагороскоп Косметология АЮРВЕДА МЕДИЦИНА
Реклама на сайте
НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА
Валериана лекарственная: экстракт, настойка, корень, препарат

Валериана лекарственная: экстракт, настойка, корень, препарат

Описание валерианы лекарственной Валериана - многолетнее травянистое растение семейства валериановых высотой до 2 м. Корневище вертикальное, короткое, толстое, внутри полое, снаружи густо усажено длинными корнями. Стебель валерианы прямостоячий,
12.11.17

Подушка из трав

Подушка из трав

Как приготовить ароматическую подушку из трав? Если у вас бессонница, то рекомендуются успокаивающие подушки из трав, в которые входят растения, регулирующие деятельность сердца (мята, мелисса, герань, цветки боярышника, цветки калины),
10.11.17

altУтверждать, что с именем Софии Гройсман связана революция в парфюмерии, не будет преувеличением. Ее особый взгляд на современные тенденции разрушил классические клише, превалировавшие до тех пор. Она - Пикассо в парфюмерии, ее новаторские решения впечатляют. Ароматы Софии Гройсман изменили подход к парфюмерии. Одним из самых новаторских ходов стало использование базовых нот так, чтобы они были ощутимы с самого начала развития аромата. В то время, когда в основе создания аромата были несколько сот компонентов, она начала разрабатывать главный аккорд, который включал в себя лишь несколько ингредиентов. Тем не менее, их хватало, чтобы запечатлеть образы и ощущения, которые были недоступны в парфюмерии ранее. От Yves Saint Laurent Paris до S-Perfume 100% Love, ароматы от Софии Гройсман отличаются чувственной шелковистостью, которая напоминает о цветочных лепестках, и роскошной мягкостью, которая не противоречит сильному и уверенному характеру ее ароматов. В конце концов все они созданы женщиной, в которой органично сочетается сила характера и преданность работе с теплотой и великодушием.
Офис Софии Гройсман в офисе International Flavors&Fragrances в Манхеттене оформлен в стиле элегантного минимализма. В нишах в коридоре красуются недавние релизы от IFF - Michael Kors Island, Prada Eau de Parfum, Calvin Klein Euphoria. Сама София - бодрая женщина, которой недавно исполнилось 60, однако эта солидная цифра, похоже, ее не обременяет. Она уверена в себе, а ее харизма почти осязаема.
Она прошла долгий и тяжелый путь от советской эмигрантки до статуса одной из самых влиятельных личностей в парфюмерном мире. На вопрос о том, что дает ей творческие силы, она отвечает, указывая на огромный коллаж в ее кабинете, сделанный из фотографий детей - ее собственных и друзей. "Я прежде всего мать, в этом и есть мое вдохновение".
Говорят, что ольфакторные воспоминания, сформированные в детстве, самые сильные. София Гройсман выросла в маленьком белорусском городке. Родилась она как раз после войны; в это нелегкое время цветы на лугу заменили ей игрушки. Ее обоняние всегда было очень острым. Миссис Гройсман вспоминает, что в их доме не было холодильника, и ее мама, пользуясь феноменальным обонянием маленькой Софии, отправляясь за покупками на рынок, всегда просила проверить продукты на свежесть по запаху. Если маленькая София корчила рожицу, это значило, что продукт испортится максимум через день. Покупка отменялась.
Когда Софии исполнилось 15 лет, семья переехала в Польшу. Там девушка начала изучать неорганическую и аналитическую химию.
Ее работа в парфюмерии не началась спонтанно. Миссис Гройсман начала работу в IFF как технический сотрудник в лаборатории.
София Гройсман вспоминает, как на первом собеседовании в IFF ей сказали, что ее квалификация слишком хороша для работы сотрудником в лаборатории. Тем не менее, эта работа ей была на тот момент необходима - нужно было как-то сводить концы с концами. "Так я осталась на этой работе на 4 года. В то же время, я изучала органическую химию. Тем не менее, химия ароматов кардинально отличалась от того, что я раньше изучала. Но любопытство перевесило - я всему научилась быстро".
Убедила заняться парфюмерией вплотную Жозефина Катапано (Josephine Catapano). На тот момент она была одним из именитых парфюмеров, работавших на IFF. Именно она сочинила аромат Guy Laroche Fidji (1965).
"Она была для меня идеалом. Простая женщина из семьи итальянских эмигрантов; ее плечами лишь средняя школа - вот и все образование… Все, что она делала в парфюмерии, получалось инстинктивно. Но ее работы великолепны".
Именно г-жа Катапано предложила Софии Гройсман как человеку, проработавшему в компании 4 года, пройти парфюмерный тест. Еще 60 человек были ее конкурентами - борьба шла за место парфюмера в IFF.
"Могла ли я пройти этот тест с хорошим результатом? Я показала блестящий результат. Но я была русской эмигранткой, более того, я не была француженкой. Как я могла стать ведущим парфюмером? Тогда я подумала, что пойду на медицинские курсы. Прошел год. Ничего не изменилось. И тут г-жа Катапано стала во главе организации. Она дала мне возможность заняться парфюмерией, " - вспоминает София.
И здесь начались сложности: "У меня не было никакого опыта! Я знала, как пахнут те или иные ингредиенты. Но я не представляла, как они соединяются в парфюм!"
"Когда я начала создавать аккорды, я стремилась к простоте. Это очень впечатлило моего куратора, Эрнеста Шифтана. Формулы того времени строились на сотнях ингредиентов, прежде всего потому, что субкомпоненты использовались очень широко. Например, субкомпонент розы насчитывает в себе 100 ингредиентов. Формула может содержать несколько таких субкомпонентов, представляющих различные ноты - розу, жасмин, флердоранж, и т.д. Тем не менее, я подумала, почему роза должна быть такой сложной? Я стала стремиться "упростить" розу. Я обычно создаю главный аккорд из 4-7 ингредиентов, которые передают суть. Это ядро, вокруг которого я строю аромат. Это как рисовать цветок - сначала вы рисуете серединку, а потом добавляете лепестки".
София любит работать с цветами. Роза - среди ее фаворитов. "Мои оппоненты утверждают, что все, что я делаю, пахнет розой. Даже если я не включала розу в композицию".
У каждого творца есть средства, которые он использует при создании новой композиции. Но есть ли методы, которых он старается избегать?
"Я не люблю использовать мужские ингредиенты в женских ароматах. Я устала от лимонов и озона. Последние характеризуют скорее чистоту, чем чувственность. Такие ингредиенты хороши для белья или освежителя воздуха. Но в моих ароматах им не место. Я использую ингредиенты, которые отвечают моим представлениям о красоте. Поэтому в моих ароматах вы не найдете цитрусовых и озоновых аккордов, но с другой стороны, ничего сладкого и приторного тоже не может быть в ароматах, над которыми я работаю. Главное для женщины, которая носит мой парфюм, чувствовать себя в нем красивой и счастливой!"
Портфолио Миссис Гройсман впечатляет. В нем красуются такие шедевры, как Yves Saint Laurent Paris, Yves Saint Laurent Yvresse, Calvin Klein Eternity for Women, Lancome Tresor, Perry Ellis 360, Laura Biagotti Sotto Voce, Sun Moon Stars Karl Lagerfeld, Boucheron Jaipur, Prescriptives Calyx, Estee Lauder White Linen и многие другие.
Она принимала участие и во множестве других парфюмерных проектов. На вопрос о любимом творении София отвечает: "Как я могу предпочесть одну из своих работ? Я мать, и я понимаю, что невозможно ответить на вопрос о том, кто из детей самый любимый. То же касается и ароматов, которые я сочинила".
Говоря об интересах вне парфюмерии, София Гройсман призналась, что любит музыку, поэзию и танцы. "Также как и в работе, в повседневной жизни я ищу способы разнообразить обычные вещи. Так я люблю украшать одежду неожиданными аксессуарами или добавлять в блюда, которые я готовлю, "изюминку".
В заключении снова об истоках. Миссис Гройсман покинула Советский Союз, когда ей было 15 лет. Тем не менее, она свято верит, что Россия подарила ей впечатления на всю жизнь. "Жизнь в США научила меня свободе. В душе я русская. Несмотря на все перемены в моей жизни, мои корни дают о себе знать. Вы можете выгнать меня из России. Но изгнать Россию из меня невозможно."


altКак в любой профессии, в парфюмерии происходит смена поколений. Наряду с мэтрами – Морисом Руселем, Пьером Бурдоном, Софьей Гройсман, Жаном-Полем Герленом, Жаном-Клодом Эллена – сейчас активно заявляют о себе их молодые коллеги. Они умеют работать быстро и эффективно, создавая в сегодняшних жестких условиях, когда на разработку духов отводится все меньше времени, интересные и коммерчески успешные ароматы. Софи Лаббе – один из самых востребованных молодых «носов» сырьевой компании International Flavours and Fragraces, автор Organza от Givenchy, Boss Woman от Hugo Boss, Premier Jour от Nina Ricci, Emporio Uomo от Armani, Laura Biagiotti Emotion, Folie Douce от Gres.
Судьба парфюмера, как правило, остается за кадром. Но дорога к успеху всегда интересна, тем более полученная из первых рук. Предлагаем вам монолог Софи Лаббе о своей судьбе и главных успехах.
В отличие от многих парфюмеров, выросших в Грассе, где все напоминает об искусстве составлять ароматы, я родилась на западе Франции и довольно долго не помышляла ни о какой парфюмерной карьере, – рассказывает Софи Лаббе. – Уже студенткой парижского университета случайно прочла про школу ISIPCA. Не могу объяснить, чем меня «зацепила» эта заметка, скорее всего из простого любопытства, но мне захотелось понять, в чем заключается профессия «носа». Я стала обзванивать парфюмерные дома, пока в компании Jean Patou не нашла замечательнейшего парфюмера Жана Керлео. Он пригласил меня в лабораторию, где хранились тысячи образцов ароматических веществ. Мы перенюхали за день множество ароматов, и я поняла, что уже не смогу заниматься ничем другим. В 1987 году я окончила институт парфюмерии ISIPCA и получила работу в компании Givaudan. Начинала с должности лаборанта, занятие не самое легкое, но очень полезное для того, кто хочет узнать все тонкости профессии. А через два года я уже делала свой первый аромат – сезонные духи для Escada.
Потом были Organza для Givenchy, мужской Emporio Armani, оба аромата Boss, J’Adore, наконец, Premier Jour для Nina Ricci – мне выпало счастье работать со многими прославленными домами. Как же началась история аромата Organza? Идеей этих духов была вечная женственность. Пытаясь понять, какой запах мог бы соответствовать такому образу, я вспомнила о гардении. В туберозе, на основе которой я сначала хотела строить композицию, было достаточно страсти, но она показалось мне слишком резкой. Гардения же оказалась цветком с очень чистым и в то же время чувственным ароматом. В ней были и «зеленые» ноты, соответствующие свежести молодой женщины, и сладкие, теплые обертона, выражавшие мягкость и нежность моей героини. А чтобы духи не получились чересчур конформистскими, я добавила в них немного остроты, используя специи. Работа с Givenchy была для меня очень ценным опытом. Я поняла, что задача парфюмера заключается не только в том, чтобы выразить свои собственные эмоции, но и соответствовать образу марки, под которой появятся новые духи.
Обычно я создаю аромат, имея четкое целостное представление о том, каким он должен выглядеть после завершения, – продолжает Софи Лаббе. – Потом к основному аккорду лишь добавляю тона, которые сделают его богаче, правильно расставят акценты. Это напоминает работу над рассказом – сначала у вас есть фабула, вы представляете, о чем хотели бы написать, но вам надо продумать сюжет, поработать над стилем, придумать эффектные начало и финал. Вообще профессия парфюмера, на мой взгляд, очень близка к профессии писателя. Просто я не умею выражать свои мысли словами, мне удобнее передавать их в аромате. Завершенные духи – это дописанный рассказ. Вы также начинаете с «главных героев» – основных нот, а потом выстраиваете сюжет – «развиваете» аромат. В аккорде нет случайных нот – каждая последующая подчеркивает достоинства предыдущей. Они все сбалансированы, связаны между собой.
В основе каждого из базовых аккордов, из которых потом вырастают духи, лежит какой-то один, наиболее интересный мне аромат – в соответствии с ним подбираю и остальные ноты. При создании Boss Woman я работала со страстоцветом (по-английски Passion flower, по латыни Passiflora gen., что означает страсть). Страсть – главное свойство натуры женщины Boss. Она энергична, у нее большие цели, но при этом в ней нет ни агрессии, ни угрозы. И в личной жизни она так же успешна, как в бизнесе. Страстоцвет идеально подходил такой героине. Я была загипнотизирована этим пурпурным цветком и его изощренным ароматом. Я нюхала его, старалась выстроить вокруг него первый аккорд новых духов. Мне захотелось добавить в запах немного энергии. Я выбрала кумкват (Fortunella margareta; цитрус). Это очень маленький мандаринчик – столь маленький, что, откусывая его, вы едите даже кожуру. Поэтому в его вкусе и запахе сочетаются сладость мякоти и горечь цедры. Мне очень понравилась двойственность этого фрукта. Для сочности я добавила в аккорд запах манго. Затем мне захотелось сделать более изысканной цветочную составляющую – и я дополнила страстоцвет фрезией. Осталось добавить в букет ноту чувственности и эротизма. С моей точки зрения, ими обладают древесные запахи, мускат и ваниль. Они и придали завершенность всей композиции.
Кажется, что сделать удачный аромат несложно – ведь «букеты» легендарных духов уже расшифрованы и повторить их не составляет труда. Но я всегда безошибочно отличаю оригинал от самой качественной «вариации». Когда я нюхаю по-настоящему талантливые духи, у меня идут мурашки по коже. Для меня запах – невероятно сильное ощущение. Мне кажется, я переживаю чувства, которые хотел донести до меня создавший его парфюмер, и у меня начинает часто биться сердце. Можно сделать коммерчески очень успешный, грамотно выстроенный аромат, но он не вызовет у вас этой почти физической дрожи. Поэтому, несмотря на серьезные опасения, которые все чаще звучат из уст мэтров отрасли, профессия парфюмера всегда останется творческой.
Есть некоторые ингредиенты, которые мне особенно нравятся. Есть любимые мной приемы построения аккордов, которые я использую чаще других. Коллеги не раз говорили мне, что, даже не зная заранее автора, они могут безошибочно узнать «почерк Софи». Духи выдают тебя – там, во флаконе, спрятаны твои мысли и чувства. Первый запах, который пришел мне в голову, когда я начала придумывать Primier Jour для Nina Ricci, был аромат драже, миндальных конфет в сахарной пудре. Тогда я еще не знала, что духи получат название Premier Jour («Первый день»), была лишь идея: рождение чего-то нового, ощущение счастья, открывающихся возможностей. А эти сладкие драже во Франции принято раздавать всем встречным, когда в жизни происходит что-то особенно важное: свадьба, крещение детей. Покрытый сахаром миндаль становится запахом счастья. А потом этот сладкий запах, открывший Premier Jour, мы (я работала над проектом вместе с другим парфюмером из IFF, Карлосом Бенеймом) соединили с нежным и необычным цветочным ароматом – душистым горошком. В одном из журналов я прочитала статью о душистом горошке, вспомнила его запах – и решила использовать его в своих духах. Это очень женственный, изощренный цветок, идеально подходящий образу Nina Ricci. Натали Жерве, которая в то время работала дизайнером Дома моды Nina Ricci, рассказала мне, что она использовала ткань с изображением душистого горошка при создании очередной летней коллекции. Затем оригинальный аромат этого цветка мы дополнили тонким запахом фрезии. Получился очень нежный букет во французском вкусе. Нам же хотелось, чтобы в нем было больше динамизма. Конечно, самый энергичный город планеты – Нью-Йорк. Его энергию и скорость, на наш взгляд, лучше всего выражают цитрусовые и металлические ноты, которые мы и добавили в букет. А традиционные сандал и мускус, завершившие аккорд, придали ему интимности. Так из аромата драже родилась история новых духов.
Мне нравятся запахи дикой природы. Полевых цветов, трав, которые не настолько благородны, но и не столь предсказуемы, как садовые растения. Мне кажется, что это направление естественных природных ароматов имеет большое будущее. Недавно меня очень заинтересовал запах разнообразных семян, которые обычно используют в кулинарии. Ведь даже в одном растении листья, корни, семена пахнут совершенно по-разному. Меня волнует запах имбиря – его используют в духах как дополнительную ноту, хотя я не припомню аромата, где бы он был основной. Вообще еда, продукты питания, подсказывают массу идей. Мне недавно попала в руки детская молочная смесь. Что-то меня в ее аромате так задело – я просто не могла оторваться, у нее был такой приятный запах молочного печенья, запах детства. Идеи новых духов подсказывает обычная жизнь. Например, пришла мода на красный цвет в интерьере. И если людям понравилось сидеть на красных диванах, может быть, им захочется и «красного» запаха – красной смородины, малины, клубники, красного перца, который придал бы аромату немного жестокости. Журналы по интерьеру – еще один источник вдохновения. Всегда можно почувствовать, какой аромат больше подошел бы к той или иной обстановке или комбинации цветов. Например, в дизайне интерьеров еще недавно господствовала минималистская мода. Но ведь и аромат Emporio Armani – это тоже минимализм. Когда я работала над ним, я читала очень много статей об Армани. И поняла, что в его стиле «меньше» – значит «лучше». Поэтому и формула духов должна быть предельно простой. Нужно было выбрать какой-то один, очень чистый и очень мужской, запах – таким и был аромат ветивера.
Образ, цвет, поразивший воображение запах – все это дает первый толчок будущим духам. А еще я придумываю им имена. Будущие Boss Woman я называла про себя «Джейн». Теперь так зовут мою дочку.


altЗаполучить тайные ароматы природы, преобразить их в драгоценные эссенции и затем смешать для получения идеальной новой мелодии благоухания - вот в чем состоит искусство парфюмера. Сотворить духи, воплотившие в себе эмоцию и интуицию, это то же, что увековечить чувство нашего удивления перед красотой природы.
     На улице еще темно. Рассвет только пробивается. Наклонившись среди кустов жасмина, сборщики уже заняты сборкой маленьких цветочков, один за одним, один за одним, которые поблескивают у них между пальцами, и таким образом заполняют завернутые подолы своих хлопчатобумажных передников этим невесомым грузом. Парфюмер, почти задыхающийся от силы разлитого в воздухе аромата, тем не менее, неотрывно следит за процессом сборки цветов, из которых он позже создаст драгоценную эссенцию для будущих духов. "Может ли знать, что такое духи, человек, никогда не испытывавший магии жасминного или розового поля?" - спрашивает Jean-Paul Gerlain, четвертый в династии Gerlain творец духов. Прогуляться в благоухающей атмосфере цветочного поля, поглаживая то и дело бархатные лепестки роз, ступая босыми ногами по мягкой теплой земле, отдавшись теплу и острым ароматам в дистилляционных помещениях - это незабываемые моменты, во время которых парфюмер ощущает себя в самом сердце своей профессии.
      Магия ароматов заключена в родовой связи человека и природы, в вековом интересе человека к этим благоухающим дарам, концентрирующим всю красоту природы. Как выражался Jacques Polges, парфюмер фирмы Chanel, "В тот самый день, когда прервется цепь событий, связанных с превращением цветка в духи, например перестанут собирать цветы,  духи потеряют свою силу. "Пленить" цветок, а точнее душу его, дабы преобразить его, это все равно, что соединиться с  земной стихией и найти место данного аромата в некоем таинственном и неповторимом процессе... И когда женщины или мужчины пользуются духами, они вовлекаются в этот процесс".
     Парфюмеры - это современные волшебники. Только им ведомы тайны метаморфозы цветов. Только они способны уловить мириады нюансов той или иной эссенции и найти для нее надлежащее место в той картине из запахов, художниками которой они являются.
     Наиболее уважаемыми среди них являются работающие в престижных домах Парфюмеры, которые колесят по миру в поисках тончайших и лучших эссенций. Jacques Polge у Chanel, Jean Kerleo, создающий коллекции для Jean Patou, и Jean-Paul Guerlain считают своей обязанностью посещать плантации по несколько раз в год, чтобы "закупиться" там, а посему они постоянно перемещаются по миру. В разных частях света растут самые разные цветы и производятся самые разнообразные эссенции, точно так же, как в разных регионах произрастают разные сорта винограда, годные для производства самых знаменитых вин. Jean-Paul Guerlain занимается своим искусством с великой радостью, которою он всегда готов поделиться. Он говорит: "парфюмер обязан крутиться в поисках новых ароматов". От Индии до Турции, от Индийского океана до берегов Италии он ревностно охраняет свои владения. Мое самое драгоценное достояние - это мои плантации сандалового дерева, роз и бергамота. Ни минуты не колеблясь, я прыгаю в самолет и лечу туда, где растет жасмин, который я использую в Samsara, чтобы удостовериться, что его качество соответствует моим требованиям".
alt      Плохая организация цикла выращивания и сборки урожая уже достаточна, чтобы испортить аромат цветов. Тщательный контроль за временем и правильностью сбора урожая, а также поддержание высокой культуры дистилляции и экстракции на соответствующих фабриках - вот необходимые условия для того, чтобы парфюмер был спокоен за высочайшее качество получаемых им эссенций и абсолютов, достойных парфюмера со столь высокой репутацией, как у Guerlainа.
      Хотя Jeanу Kerleo часто приходится путешествовать в Сингапур, где он выбирает лучшие сорта пачули и мускатного ореха, и учитывая, что он любит погружаться в атмосферу египетских Розовых полей, и что лучшие его воспоминания связаны со 150-акровой плантацией жасмина в Марокко, благоухание которой в свое время заворожило его и оставило неизгладимый след в его памяти, наибольшее удовольствие ему доставляет отбирать розовые эссенции для будущих духов дома Jean Patou. Однажды в год, в сентябре, в тиши своего офиса в Levallois, пригороде Парижа, он сопоставляет, имея компаньоном только собственный нос, по тридцать и более образцов, поступающих к нему из Грасса, Турции. Болгарии или России, и отбирает из них эссенции с самым тонким или богатым ароматом - достойные, чтобы стать составной частью самых ценимых духов фирмы Jean Patou, таких как Joy, 1000 или Sublime.
      Однако, далеко не все Парфюмеры имеют возможность ездить по разным странам в поисках нужных цветов. Большинство из них работает на большие транснациональные компании, торгующие сырьем и композициями, такие как Quest, IFF (International Flavours and Fragrances), Givaudan-Roure, Haarmann&Reimer, Takasago, Firmenich, Dragoco, Robertet, и занимаются там исключительно созданием духов. Окна их лабораторий уже не выходят на поляны роз или жасминовых кустов, и развесочные весы сменились компьютером. Тем не менее, Maurice Maurin, автор духов Amazone для Hermes и неоспоримый авторитет в области благовонных растений отмечает: "Конечно, много знаний ныне утеряно и мы уже вряд ли способны определять, где и на какой высоте над уровнем моря выращен тот или иной лавандовый материал, вроде того, как могут определить год урожая винограда совершенные виноделы, однако, каждый парфюмер инстинктом распознает ауру и витальную энергию эссенции, изготовленной из лучших и самых ароматных цветов".
      Francoise Caron, зодчий духов для фирмы Quest, не перестает восторгаться естественными сырьевыми продуктами: "Всякий раз, отбирая имбирь, нарциссы или мимозу, мы соучаствуем в некоем древнем и красивом культе. В то же время это похоже на удивительное путешествие. Естественные материалы взывают в памяти сцены природы, воссоздают в воображении страну, где они были выращены, сборщиков, атмосферу экстракционных фабрик, и что самое важное, роскошь цвета и пир запахов".


altНатали Лорсон - один из самых известных современных парфюмеров. В настоящее время она работает в парижском отделении Firmenich, но родилась она в Грассе - французском городе, который называют колыбелью парфюмерии. Натали страстно любит парфюмерию, которой занимается уже более 20 лет.
Натали Лорсон (Nathalie Lorson) является сегодня главным парфюмером гигантской компании сырья для производства ароматов Firmenich. Она не только толковый менеджер, но и блистательный парфюмер, что доказала целым списком созданных ею парфюмов, которые восхищают любителей ароматов вот уже третье десятилетие. Среди них такие как Bvlgari Petits Et Mamans, Chopard Wish, Dolce&Gabbana Feminine, Mandarina Duck Men, Jil Sander Pure, Trussardi Inside Uomo, Emanuel Ungaro Party, Kate by Kate Moss и десятки других пленительных ароматов.
Натали Лорсон родилась и выросла в увенчанном парфюмерной славой Грассе во Франции. Ее отец работал на парфюмерном производстве в химической лаборатории Рура. С детства страстно полюбив все, что сопряжено с парфюмерией, Nathalie Lorson продолжила свое образование, связав его с миром ароматов. Она устроилась стажироваться в Рур. С 1987 года Натали стала работать в знаменитой компании ароматов IFF – International Flavours&Fragrances. А в 2000 году, когда Firmenich усилилась за счет покупки IFF – Натали Лорсон включилась в работу этой крупнейшей на сегодняшней день компании поставщиков сырья для ароматов.
Как художник и, в некотором смысле, дизайнер запахов Nathalie Lorson воодушевляется всем тем, что стимулирует чувства. Во многом ей помогает труд над определенным заданным проектом, где она совершенно не чувствует себя стесненной заранее предначертанными рамками – наоборот – это возбуждает ее фантазию и желание экспериментировать.
Ароматы Nathalie Lorson никогда не повторяют друг друга – это ее фирменный стиль. Но, по признанию искусного мастера, ей нравится все нежное, гармонично сложенное, деликатное. Натали Лорсон не любит сумбура и хаоса. Даже когда ароматы «бушуют», она старается придать им согласованность и трогательность. Со временем композиции Лорсон становятся более простыми и натуральными. Она чаще использует не резкие, а утонченные и изысканные ноты, находя необычайную прелесть в запахе розы и элегантном розово-древесном акценте.
Завтрашний день в парфюмерии Натали Лорсон видит в возрастании интереса к элитному парфюму, поскольку покупатели стремятся проявлять свою индивидуальность. Время массовости в парфюмерии проходит, люди «пропадают» в ее безграничности. Поэтому на передний план, по мнению парфюмера, выступают нишевые, селективные ароматы.
Для Натали Лорсон загадкой является вопрос – как гениальный Эдмон Рудницка создал свой бесподобный Eau Sauvage? Она хотела бы учиться у него, но, увы – такое невозможно, для этого она опоздала родиться. Идеалом женщины для Nathalie Lorson является Грейс Келли – изящная, аристократичная, великолепная. Именно для таких женщин Натали Лорсон стремится изобретать свои композиции.
Мечты парфюмера Натали Лорсон направлены сейчас на создание своего характерного и явственно отличимого от других древесно-пряного с пудрово-цветочным оттенком классического аромата – что называется – на все времена. Хотя автор гордится своей особенностью не повторяться, но сейчас Nathalie Lorson работает над выработкой своего угадываемого, но при этом – уникального стиля.  
Натали, расскажите нам немного о себе, о Ваших ароматах.
Я выросла в Грассе, где мой отец работал химиком в Руре. В 1980 году, когда я закончила школу, решила тоже поступить на стажировку в Рур. В то время немного женщин хотели стать парфюмерами. В 1987 году я начала работать в отделе парфюмерии в IFF. Одним из моих первых успехов был Bulgari pour Femme. Затем, в 2000 году, я присоединилась к команде Firmenich. Я создавала композиции для Armani, Shiseido, Dolce&Gabbana и Jil Sander, а также для Кейт Мосс. Кроме того, я выиграла конкурс на создание трех последних ароматов для Lalique: Perles, Encre Noire и Amethyst.

Что повлияло на Вас как на дизайнера?
Для меня все вокруг является источником вдохновения: визуальные образы (форма и цвет), тактильные ощущения, вкус (еда и запахи)... Это также может быть атмосфера, воспоминания или ассоциации. Мое творчество питается всем, что возбуждает эмоции, а затем я пытаюсь перенести это в аромат. Когда я работаю над каким-нибудь проектом, то бренды обычно тоже многое привносят, они помогают мне сфокусироваться на чем-то в моих экспериментах.

Как можно узнать один из Ваших ароматов? Что, по Вашему мнению, является их характерной чертой?
Мне сложно на это ответить, потому что они мне слишком близки... Но, прежде всего, я стараюсь исполнить требования конкретного проекта или бренда, а это может завести меня на незнакомую до этого территорию... Я горжусь тем, что никогда не делаю одно и то же. Но, с другой стороны, должны быть какие-то узнаваемые черты. Я люблю что-то нежное, интимное и гармоничное. Я не хочу, чтобы запахи создавали диссонанс. И даже если им необходимо "кричать", то я все равно стараюсь сделать это с определенной гибкостью. На самом деле, с течением времени я прихожу к все менее сложным композициям: более простым формулам, но более сочным натуральным ингредиентам, где это возможно. И, говоря о ингредиентах, я не очень люблю сильно пахнущие ноты, но я восхищаюсь запахом розы и древесно-розовым аккордом.

Как Вы думаете, сказывается ли на Вашем творчестве то, что Ввы женщина?
Возможно. У меня женское восприятие - и это не может не влиять на мою работу. Но как я могу выделить этот один-единственный фактор из моего единого характера? Я не люблю работать над очень жесткими композициями, например, и я вкладываю больше своего видения в женские парфюмы, чем в мужские... Образы одних брендов мне, как женщине, ближе, чем образы других. Но на самом деле, я думаю, дело тут скорее в индивидуальной чувствительности, которая может сильно различаться у двух женщин-парфюмеров.

Автором каких ароматов Вы хотели бы быть? И почему?
Declaration от Cartier за его новую интерпретацию древесно-пряных нот и за его характерный и узнаваемый стиль. FlowerbyKenzo за живую переработку классического цветочно-пудрового аромата - это что-то вроде обновленного L'Heure Bleue от Guerlain. Я бы также хотела быть автором Hypnotic Poison от Dior или L'Instant de Guerlain. Они такие приятные: роскошные, обволакивающие, узнаваемые и уникальные - именно такие, какими и должны быть ароматы, по моему мнению.

Каким Вы видите будущее парфюмерии? Есть ли у Вас какие-то надежды на будущее?
Сегодня количество ароматов растет огромными темпами, поэтому покупатели часто теряются в этом многообразии. Я думаю, что нас ожидает рост элитной парфюмерии, так как все больше и больше людей хотят выделяться и в этой сфере. К тому же сегодня покупатели стали более образованными в парфюмерии и, как следствие, более требовательными. Да и открытие новых рынков (Россия, Китай, Латинская Америка) несомненно повлияет на тренды и, может быть, даже на концепцию парфюмерии...


altВальс цветов
История марки берет свое начало с того дня, когда маленький Эммануэль Унгаро сорвал с соседской клумбы удивительной красоты цветок. Мальчик провел рукой по сияющим лепесткам фрезии и вдохнул ее аромат.
С той самой минуты ярко-розовые бутоны вдохновляют дизайнера на создание одежды. Достаточно зайти на его сайт, чтобы понять: любовь к этому цвету не прошла до сих пор, и уже 30 лет подряд он является фирменным знаком модного дома Ungaro.
В каждой коллекции присутствуют вариации на тему этой гаммы. Сезон осень-зима 2008-2009 — не исключение!
Трели любви
Первой любовью будущего дизайнера стала цыганка. Юная красавица пленила сердце юноши настолько, что он часто убегал из дома и проводил время в таборе возлюбленной.
Очевидно, наряды подружки оставили в памяти мастера сильный отпечаток. Впоследствии его часто винили в создании слишком пестрых, многоцветных, порой несочетаемых нарядов.
Но Эммануэль всегда настаивал на своем. «Я создаю не платья, а эмоции! Разве они могут быть без цвета, вкуса и запаха?! Нет! Во всяком случае, не у меня!»
Конечно, сегодня модный дом Ungaro выпускает и более сдержанные вещи. Но если проследить всю историю его творчества, станет понятно: первое чувство не забыто и аромат циганской вольности витает над работами Эмануэля всегда.
Игра по нотам
Изучать азбуку высокого шитья итальянец отправился в дом Беленсиага — самого сурового, но и самого лучшего дизайнера тех времен. Целых семь лет ученик пытался понять, чем отличается работа простого портного от кутюрье.
Именно в эти годы его учитель экспериментировал с одеждой: Кристобаль Баленсиага изобрел платье в форме рубашки, блузу без воротника, активно разрабатывал полуприталенный крой.
В его лаборатории Haute couture Эммануэль сделал множество полезных открытий и приобрел бесценные навыки, которые дали ему повод мечтать о собственном деле. И вот, в 1968 году имя Унгаро прозвучало на весь мир, а его первая коллекция прет-а-порте «Параллель» получила признание критиков.
Сольная партия
Расцветом Унгаро стали 80-е годы прошлого века. В то время в моду наконец вошли цветастые узоры и контрасты ярких красок. Веселые расцветки — клетки, полоски и горох — были для дизайнера обычным делом: именно такими вещами он «болел»!
Маэстро всегда тяготел к романтике и ярким краскам. Даже когда мода диктовала лаконичность и темные тона, он создавал пышные красные, синие, зеленые, разноцветные наряды. Стоило на подиумах появиться прямым платьям, как Унгаро одевал своих клиенток в юбки-трапеции.
Интересно, что никто не видел эскизов дизайнера.Оказывается, он никогда не рисовал! Просто брал готовую ткань и драпировал ее на манекене.
Так происходит и сейчас — каждую заказчицу на примерке обволакивает лишь безликая материя, которая спустя пару дней превращается в шедевр.
Творческий дуэт
В жизни каждого модельера наступает момент, когда заниматься делами модного дома в одиночку становится трудно. Хочется созидать, а не волноваться о продажах коллекций.
В 1996 году Эммануэль принимает решение подписать контракт с компанией Ferrаgamo. Эта сделка дает ему возможность больше отдыхать и, конечно, больше творить.
Благодаря новым владельцам модного дома дизайнер продолжает производство духов — женских и мужских линий. Самых разных, но всегда восхитительных и ни на что непохожих.
Реприза для флирта
Сегодня рядом с великим творцом его любимая муза—жена, Лаура Фанфани. Их часто называют самой красивой парой и восхищаются преданными, глубокими чувствами. Но таким примерным семьянином Эммануэль был не всегда.
До встречи с будущей супругой, он умудрялся влюбляться почти во всех своих постоянных клиенток — Катрин Денев, Анук Эме и многих других. Впрочем, эти романы были только на руку модельеру, который так воспевает женственность и сексуальность!
Новая тема
Недавно модный дом Ungaro совместно с компанией Avon выпустил еще одну парфюмерную новинку. В духах U by Ungaro создатели зашифровали рождение любви—предчувствие счастья, дрожь в коленках и поцелуи под луной.
В основу мужского запаха легли ноты зеленого мандарина, красного грейпфрута, граната, бессмертника, кедра и перуанского бальзама. А в женском—свежие цветочно-древесные нотки: сандал, цветы бергамота, акации, лотоса, ириса и… фрезии!
Ну конечно, та самая фрезия, с которой начался роман Эммануэля с Высокой модой. Знатоки утверждают, что духи получились уникальные — лучшие из всех, которые выпускались под именем знаменитого кутюрье.
Известная актриса Риз Уизерспун стала лицом этого аромата. И неудивительно, что аромат фрезии принес модному дому Ungaro очередную победу.




АРОМАТИКИ 2011-2017
Все права защищены.Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://aromaterapyja.ru/". Интеллектуальная собственность юридически защищена

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика