Великие, парфюмеры
Главная Великие парфюмеры Мир запахов Духи Масла-основы Эфирные масла Базовые масла Эфирные масла, каталог
Логин:  
Пароль:
ПАРФЮМЕРИЯ ЛЕЧЕНИЕ ЗАПАХАМИ АРОМАТИЧЕСКИЕ МАСЛА ЗДОРОВЬЕ И КРАСОТА Аромагороскоп Косметология АЮРВЕДА МЕДИЦИНА
Реклама на сайте
НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА
Валериана лекарственная: экстракт, настойка, корень, препарат

Валериана лекарственная: экстракт, настойка, корень, препарат

Описание валерианы лекарственной Валериана - многолетнее травянистое растение семейства валериановых высотой до 2 м. Корневище вертикальное, короткое, толстое, внутри полое, снаружи густо усажено длинными корнями. Стебель валерианы прямостоячий,
12.11.17

Подушка из трав

Подушка из трав

Как приготовить ароматическую подушку из трав? Если у вас бессонница, то рекомендуются успокаивающие подушки из трав, в которые входят растения, регулирующие деятельность сердца (мята, мелисса, герань, цветки боярышника, цветки калины),
10.11.17

altУтверждать, что с именем Софии Гройсман связана революция в парфюмерии, не будет преувеличением. Ее особый взгляд на современные тенденции разрушил классические клише, превалировавшие до тех пор. Она - Пикассо в парфюмерии, ее новаторские решения впечатляют. Ароматы Софии Гройсман изменили подход к парфюмерии. Одним из самых новаторских ходов стало использование базовых нот так, чтобы они были ощутимы с самого начала развития аромата. В то время, когда в основе создания аромата были несколько сот компонентов, она начала разрабатывать главный аккорд, который включал в себя лишь несколько ингредиентов. Тем не менее, их хватало, чтобы запечатлеть образы и ощущения, которые были недоступны в парфюмерии ранее. От Yves Saint Laurent Paris до S-Perfume 100% Love, ароматы от Софии Гройсман отличаются чувственной шелковистостью, которая напоминает о цветочных лепестках, и роскошной мягкостью, которая не противоречит сильному и уверенному характеру ее ароматов. В конце концов все они созданы женщиной, в которой органично сочетается сила характера и преданность работе с теплотой и великодушием.
Офис Софии Гройсман в офисе International Flavors&Fragrances в Манхеттене оформлен в стиле элегантного минимализма. В нишах в коридоре красуются недавние релизы от IFF - Michael Kors Island, Prada Eau de Parfum, Calvin Klein Euphoria. Сама София - бодрая женщина, которой недавно исполнилось 60, однако эта солидная цифра, похоже, ее не обременяет. Она уверена в себе, а ее харизма почти осязаема.
Она прошла долгий и тяжелый путь от советской эмигрантки до статуса одной из самых влиятельных личностей в парфюмерном мире. На вопрос о том, что дает ей творческие силы, она отвечает, указывая на огромный коллаж в ее кабинете, сделанный из фотографий детей - ее собственных и друзей. "Я прежде всего мать, в этом и есть мое вдохновение".
Говорят, что ольфакторные воспоминания, сформированные в детстве, самые сильные. София Гройсман выросла в маленьком белорусском городке. Родилась она как раз после войны; в это нелегкое время цветы на лугу заменили ей игрушки. Ее обоняние всегда было очень острым. Миссис Гройсман вспоминает, что в их доме не было холодильника, и ее мама, пользуясь феноменальным обонянием маленькой Софии, отправляясь за покупками на рынок, всегда просила проверить продукты на свежесть по запаху. Если маленькая София корчила рожицу, это значило, что продукт испортится максимум через день. Покупка отменялась.
Когда Софии исполнилось 15 лет, семья переехала в Польшу. Там девушка начала изучать неорганическую и аналитическую химию.
Ее работа в парфюмерии не началась спонтанно. Миссис Гройсман начала работу в IFF как технический сотрудник в лаборатории.
София Гройсман вспоминает, как на первом собеседовании в IFF ей сказали, что ее квалификация слишком хороша для работы сотрудником в лаборатории. Тем не менее, эта работа ей была на тот момент необходима - нужно было как-то сводить концы с концами. "Так я осталась на этой работе на 4 года. В то же время, я изучала органическую химию. Тем не менее, химия ароматов кардинально отличалась от того, что я раньше изучала. Но любопытство перевесило - я всему научилась быстро".
Убедила заняться парфюмерией вплотную Жозефина Катапано (Josephine Catapano). На тот момент она была одним из именитых парфюмеров, работавших на IFF. Именно она сочинила аромат Guy Laroche Fidji (1965).
"Она была для меня идеалом. Простая женщина из семьи итальянских эмигрантов; ее плечами лишь средняя школа - вот и все образование… Все, что она делала в парфюмерии, получалось инстинктивно. Но ее работы великолепны".
Именно г-жа Катапано предложила Софии Гройсман как человеку, проработавшему в компании 4 года, пройти парфюмерный тест. Еще 60 человек были ее конкурентами - борьба шла за место парфюмера в IFF.
"Могла ли я пройти этот тест с хорошим результатом? Я показала блестящий результат. Но я была русской эмигранткой, более того, я не была француженкой. Как я могла стать ведущим парфюмером? Тогда я подумала, что пойду на медицинские курсы. Прошел год. Ничего не изменилось. И тут г-жа Катапано стала во главе организации. Она дала мне возможность заняться парфюмерией, " - вспоминает София.
И здесь начались сложности: "У меня не было никакого опыта! Я знала, как пахнут те или иные ингредиенты. Но я не представляла, как они соединяются в парфюм!"
"Когда я начала создавать аккорды, я стремилась к простоте. Это очень впечатлило моего куратора, Эрнеста Шифтана. Формулы того времени строились на сотнях ингредиентов, прежде всего потому, что субкомпоненты использовались очень широко. Например, субкомпонент розы насчитывает в себе 100 ингредиентов. Формула может содержать несколько таких субкомпонентов, представляющих различные ноты - розу, жасмин, флердоранж, и т.д. Тем не менее, я подумала, почему роза должна быть такой сложной? Я стала стремиться "упростить" розу. Я обычно создаю главный аккорд из 4-7 ингредиентов, которые передают суть. Это ядро, вокруг которого я строю аромат. Это как рисовать цветок - сначала вы рисуете серединку, а потом добавляете лепестки".
София любит работать с цветами. Роза - среди ее фаворитов. "Мои оппоненты утверждают, что все, что я делаю, пахнет розой. Даже если я не включала розу в композицию".
У каждого творца есть средства, которые он использует при создании новой композиции. Но есть ли методы, которых он старается избегать?
"Я не люблю использовать мужские ингредиенты в женских ароматах. Я устала от лимонов и озона. Последние характеризуют скорее чистоту, чем чувственность. Такие ингредиенты хороши для белья или освежителя воздуха. Но в моих ароматах им не место. Я использую ингредиенты, которые отвечают моим представлениям о красоте. Поэтому в моих ароматах вы не найдете цитрусовых и озоновых аккордов, но с другой стороны, ничего сладкого и приторного тоже не может быть в ароматах, над которыми я работаю. Главное для женщины, которая носит мой парфюм, чувствовать себя в нем красивой и счастливой!"
Портфолио Миссис Гройсман впечатляет. В нем красуются такие шедевры, как Yves Saint Laurent Paris, Yves Saint Laurent Yvresse, Calvin Klein Eternity for Women, Lancome Tresor, Perry Ellis 360, Laura Biagotti Sotto Voce, Sun Moon Stars Karl Lagerfeld, Boucheron Jaipur, Prescriptives Calyx, Estee Lauder White Linen и многие другие.
Она принимала участие и во множестве других парфюмерных проектов. На вопрос о любимом творении София отвечает: "Как я могу предпочесть одну из своих работ? Я мать, и я понимаю, что невозможно ответить на вопрос о том, кто из детей самый любимый. То же касается и ароматов, которые я сочинила".
Говоря об интересах вне парфюмерии, София Гройсман призналась, что любит музыку, поэзию и танцы. "Также как и в работе, в повседневной жизни я ищу способы разнообразить обычные вещи. Так я люблю украшать одежду неожиданными аксессуарами или добавлять в блюда, которые я готовлю, "изюминку".
В заключении снова об истоках. Миссис Гройсман покинула Советский Союз, когда ей было 15 лет. Тем не менее, она свято верит, что Россия подарила ей впечатления на всю жизнь. "Жизнь в США научила меня свободе. В душе я русская. Несмотря на все перемены в моей жизни, мои корни дают о себе знать. Вы можете выгнать меня из России. Но изгнать Россию из меня невозможно."
Ароматики


altПрирода вдохновляет меня, потому что я вырос в деревне (Тьерри Воссер)
Уроженец Швейцарии, парфюмер, или, как еще называют, дизайнер ароматов, Тьерри Воссер начал свою карьеру в Givaudan в 1981 году. Затем он несколько лет – с 1993 до 2008 года – работал в Firmenich. В июне 2008 года Жан-Поль Герлен предложил Тьерри Воссеру стать главным парфюмером дома Guerlain.

 
Кем бы Вы хотели быть, если бы не стали парфюмером?
Мне бы очень хотелось стать дирижером оркестра или пианистом.

Ваша первая встреча с ароматами.
Должно быть, мне было 13. Я совсем не выглядел на свой возраст, мне казалось, что на вид мне можно было дать лет 8. Друг моей матери носил Habit Rouge, и я мечтал, чтобы он был и у меня - по моему мнению, он придал бы мне мужественности. В конце концов я его купил. Это был мой первый аромат.

Ваши любимые парфюмерные ингредиенты.
Сейчас это болгарская роза и ветивер – они оба меня просто зачаровывают. Но на самом деле у меня нет любимых компонентов. Для меня при создании аромата важна прежде всего концепция. Именно из нее следуют те или иные ингредиенты.

Ваш любимый запах.
Свежеиспеченный абрикосовый пирог.

Ваш любимый цветок.
Роза. Без вариантов.

Автором какого аромата другого парфюмера Вы хотели бы быть?
Женского L'Eau d'Issey. Это законченная, хорошо сбалансированная композиция. Теплый медово-индолевый оттенок цветочных нот создает гармоничный контраст с прохладным аккордом этого аромата.

Какой аромат Guerlain Вы хотели бы создать?
Mitsouko. Несмотря на то, что шипровая тема уже была популярна к 1919 году, когда был создан этот парфюм, я считаю, что фруктово-персиковый аккорд сделал этот шипровый аромат по-настоящему уникальным. Он одновременно прямолинейный и экстраординарный.

Что повлияло на Вас как на дизайнера?
Обычно большое влияние оказывают путешествия. Но, должен сказать, для меня важнее всего природа. У меня много воспоминаний о возделываемой земле. Роза, выращенная в саду, и дикая роза имеют разную историю... и разные запахи. Может быть, природа вдохновляет меня потому, что я вырос в деревне.

Стилем какого парфюмера Вы восхищаетесь?
Анник Менардо, с которой мне часто выпадал шанс вместе работать. Когда дело доходит до запахов, то я хотел бы быть таким же строгим и волевым, как она. Она знает, как отстаивать свои идеи и быть непоколебимой.

Художник, чьи работы Вас очаровывают.
Я восхищаюсь американским художником Саем Туомбли. Особенно его большими работами. У него есть и аллегории, и какая-то внутренняя сила.

Место на земле, где Вам очень понравилось.
Там, где я только что был. С самой молодости я всегда идентифицировал себя с местом, которое мне приходилось покидать. Для меня всегда тяжело откуда-нибудь уезжать, даже если мое отношение к этому месту всего лишь поверхностное. Я привожу с собой из каждого путешествия тысячи вещей, как в чемодане, так и в голове.

Модный дизайнер, который Вам особенно нравится.
Марк Якобс. Он очень талантливый, потому что ему удается выражать в своих коллекциях какие-то дикие вещи и нарушать своим стилем многие правила, несмотря на то, что он работает в сфере со множеством ограничений.

Это сложно, следовать по следам целых поколений парфюмеров Guerlain?
Нет, я так не думаю. Но меня искренне поражает, как долго Жан и Жан-Поль Герлены держали все в своих руках (более 50 лет каждый). Они настоящие мастера, и им удалось передать свой собственный стиль всей продукции дома Guerlain.

Как Вы думаете, сможете ли Вы привнести что-нибудь новое в парфюмерный стиль Guerlain?
Возможно, мне не хватает предвидения, чтобы суметь ответить на этот вопрос. Вероятно, нужно 20 лет практики, чтобы сделать что-нибудь подобное. Но что касается нового аромата, то у меня есть что сказать и по поводу названия, и по поводу флакона. Кроме того, для Idylle, например, я написал формулу, базируясь на собственном вкусе, который по определению не может быть таким же, как у Жака или Жан-Поля Герленов.

Каким Вы видите будущее парфюмерии?
Я думаю, парфюмерия стала сегодня чем-то функциональным. Искусство нанесения аромата, например, из искусства превратилось в повседневность. В будущем, помимо множества новых выпусков, я надеюсь, останется окошко, которое все еще будет открыто для смелых фантазий. Некоторые бренды предложат гедонистический подход к ароматам: они станут создавать уникальные парфюмы по индивидуальным заказам – и эти ароматы станут чем-то интимным и частным.

Ваша личная маленькая роскошь.
Маленькая роскошь? Абсолютно ничего не делать.
Ароматики


altЮбер Флорен из Ниццы, или просто "папаша Юбер", часто встает затемно.  Он идет в маленький ресторанчик у самой кромки прилива и заказывает у своего векового знакомца официанта Поля пару пухлых круассанов и чашку горького йеменского кофе. Со своего места на террасе "папаша Юбер" созерцает, как Ниццу захватывает лава восхода. О чем думает этот крупный мужчина с мясистым носом, прокопченный загаром, в синем поло Lacoste, расстегнутом на груди, где курчавится серебрянное руно седых волос?

О том, что у него много денег, заработанных на торговле недвижимостью в Париже, что далеко на севере живет его разросшаяся семья. А он - совсем один, и давно уехал на юг вслед за своей мечтой. Он живет, курсируя между Ниццей и Грасом, Меккой мировой парфюмерии. Дело в том, что парфюмер-любитель Флорен на склоне лет оказался захвачен сумасбродной идеей: создать духи, в которых используется синтезированный запах денег.

Когда он занимался бизнесом, и потом, сидя в кафе и наблюдая за людьми, "папаша Юбер" обратил внимание, что люди любят деньги. Не только за то, что на них можно купить, не только за ощущение власти, которое они могут дать. Нет, люди любят вид и даже запах денег сами по себе. Особый аромат свежести и чистоты, исходящий от новых ассигнаций.

А что, если в бумаге или краске, используемых при производстве банкнот содержатся особые возбуждающие вещества, вроде афродизиаков?

Проследив историю развития бумажных денег, Флорен пришел к выводу, что периоды инфляции, сопровождавшиеся увеличением числа купюр в обороте, были также и периодами сексуальных излишеств. Конец XVIII века во Франции, инфляция 1920-х в Германии и многие другие… Что заставляло людей, живших в те бурные времена окунаться в бездну наслаждений? Возбуждающие вещества, которые они вдыхали, обращаясь с деньгами.

      Флорен стал сравнивать уровни сексуальности различных народов и размеры банкнот. Он обнаружил странную зависимость. Затем ему в руки попали медицинские исследования уровня половых гормонов в крови европейцев за последние 50 лет. Сопоставив тенденцию к его снижению со статистикой перехода от бумажных денег к пластиковым карточкам, парфюмер обнаружил их пропорциональность.       Тогда-то и пришла в голову эксцентричному французу мысль выделить некий идеальный запах денег и добавить его в духи. Основу будущих духов Money de Florain должны составить вполне традиционные вещества, вроде пачули и мускуса в "базе", иланг-иланга в "сердце" и верхних нот нероли. Однако к ним будет примешан экстракт денег, что и должно сделать создание Hubert Florain, самым возбуждающим ароматом в мире. "Это будет самым большим достижением в парфюмерии. после создания Chanel No.5 Все с детства слышали фразу императора Веспасиана: "Деньги не пахнут". А я извлеку запах денег и стану новым Шлиманом, любителем, который отыскал сокровища там, где никто не думал их отыскать," - любит рассказывать "папаша Юбер".

       Для достижения своей цели, он продал часть дела и обустроил в Грасе собственную лабораторию. Флорену потребовались большие массы наличности для проведения Однако их запах трудно сочетать с традиционными компонентами духов, поэтому команде Флорена приходится сегодня выбирать из списка, содержащего экспериментов, поэтому он нанял агента тщательно отслеживающего сообщения о денежных реформах по всему миру. Еще в 1993 году представители Hubert Florain приезжали в нашу страну и выкупили немало старых советских купюр. Второй их приезд прошел после деноминации 1997 года.

Самым удачным временем для компании стал обмен европейских валют на евро. Тогда удалось пополнить экспериментальные запасы большим числом банкнот разных стран. Сегодня представители Флорена в Америке не пропускают ни одного сообщения о возможном появлении нового "розового" доллара.

Опыты пока идут с переменным успехом, однако уже можно говорить, что эксперименты, проведенные на животных, подтвердили увеличение половой активности при вдыхании веществ, содержащихся в краске большинства банкнот. Самыми "сексуальными" деньгами стали старые немецкие марки (DM). Однако их запах трудно сочетать с традиционными компонентами духов, поэтому команде Флорена приходится сегодня выбирать из списка, содержащего новые евро (кстати, ходят слухи, что, не без влияния экспериментов Флорена, их размер был значительно увеличен), бразильские реалы и… сто рублевые купюры.      Получить наконец заветный запах планировалось, при удачном течении экспериментов, к концу 2008 года. Пока же известно, что флакон с духами будет выполнен в форме монеты. Он будет помещаться в холщовый мешочек, наподобие тех, в которых на Диком Западе перевозили деньги. В линию будет входить только eau de parfum объемом 100 мл. Продаваться аромат будет по фиксированной цене в 100 евро, т.е. по 1 евро за 1 мл.

Юбер Флорен не сомневается в будущем коммерческом успехе своего детища, а пока он, поедая круассан, в сотый раз рассказывает свою историю заспанному официанту Полю. Днем "папаше Юберу" предстоит поездка в Грасс: нужно проверить, как идут дела.
Ароматики


altКак в любой профессии, в парфюмерии происходит смена поколений. Наряду с мэтрами – Морисом Руселем, Пьером Бурдоном, Софьей Гройсман, Жаном-Полем Герленом, Жаном-Клодом Эллена – сейчас активно заявляют о себе их молодые коллеги. Они умеют работать быстро и эффективно, создавая в сегодняшних жестких условиях, когда на разработку духов отводится все меньше времени, интересные и коммерчески успешные ароматы. Софи Лаббе – один из самых востребованных молодых «носов» сырьевой компании International Flavours and Fragraces, автор Organza от Givenchy, Boss Woman от Hugo Boss, Premier Jour от Nina Ricci, Emporio Uomo от Armani, Laura Biagiotti Emotion, Folie Douce от Gres.
Судьба парфюмера, как правило, остается за кадром. Но дорога к успеху всегда интересна, тем более полученная из первых рук. Предлагаем вам монолог Софи Лаббе о своей судьбе и главных успехах.
В отличие от многих парфюмеров, выросших в Грассе, где все напоминает об искусстве составлять ароматы, я родилась на западе Франции и довольно долго не помышляла ни о какой парфюмерной карьере, – рассказывает Софи Лаббе. – Уже студенткой парижского университета случайно прочла про школу ISIPCA. Не могу объяснить, чем меня «зацепила» эта заметка, скорее всего из простого любопытства, но мне захотелось понять, в чем заключается профессия «носа». Я стала обзванивать парфюмерные дома, пока в компании Jean Patou не нашла замечательнейшего парфюмера Жана Керлео. Он пригласил меня в лабораторию, где хранились тысячи образцов ароматических веществ. Мы перенюхали за день множество ароматов, и я поняла, что уже не смогу заниматься ничем другим. В 1987 году я окончила институт парфюмерии ISIPCA и получила работу в компании Givaudan. Начинала с должности лаборанта, занятие не самое легкое, но очень полезное для того, кто хочет узнать все тонкости профессии. А через два года я уже делала свой первый аромат – сезонные духи для Escada.
Потом были Organza для Givenchy, мужской Emporio Armani, оба аромата Boss, J’Adore, наконец, Premier Jour для Nina Ricci – мне выпало счастье работать со многими прославленными домами. Как же началась история аромата Organza? Идеей этих духов была вечная женственность. Пытаясь понять, какой запах мог бы соответствовать такому образу, я вспомнила о гардении. В туберозе, на основе которой я сначала хотела строить композицию, было достаточно страсти, но она показалось мне слишком резкой. Гардения же оказалась цветком с очень чистым и в то же время чувственным ароматом. В ней были и «зеленые» ноты, соответствующие свежести молодой женщины, и сладкие, теплые обертона, выражавшие мягкость и нежность моей героини. А чтобы духи не получились чересчур конформистскими, я добавила в них немного остроты, используя специи. Работа с Givenchy была для меня очень ценным опытом. Я поняла, что задача парфюмера заключается не только в том, чтобы выразить свои собственные эмоции, но и соответствовать образу марки, под которой появятся новые духи.
Обычно я создаю аромат, имея четкое целостное представление о том, каким он должен выглядеть после завершения, – продолжает Софи Лаббе. – Потом к основному аккорду лишь добавляю тона, которые сделают его богаче, правильно расставят акценты. Это напоминает работу над рассказом – сначала у вас есть фабула, вы представляете, о чем хотели бы написать, но вам надо продумать сюжет, поработать над стилем, придумать эффектные начало и финал. Вообще профессия парфюмера, на мой взгляд, очень близка к профессии писателя. Просто я не умею выражать свои мысли словами, мне удобнее передавать их в аромате. Завершенные духи – это дописанный рассказ. Вы также начинаете с «главных героев» – основных нот, а потом выстраиваете сюжет – «развиваете» аромат. В аккорде нет случайных нот – каждая последующая подчеркивает достоинства предыдущей. Они все сбалансированы, связаны между собой.
В основе каждого из базовых аккордов, из которых потом вырастают духи, лежит какой-то один, наиболее интересный мне аромат – в соответствии с ним подбираю и остальные ноты. При создании Boss Woman я работала со страстоцветом (по-английски Passion flower, по латыни Passiflora gen., что означает страсть). Страсть – главное свойство натуры женщины Boss. Она энергична, у нее большие цели, но при этом в ней нет ни агрессии, ни угрозы. И в личной жизни она так же успешна, как в бизнесе. Страстоцвет идеально подходил такой героине. Я была загипнотизирована этим пурпурным цветком и его изощренным ароматом. Я нюхала его, старалась выстроить вокруг него первый аккорд новых духов. Мне захотелось добавить в запах немного энергии. Я выбрала кумкват (Fortunella margareta; цитрус). Это очень маленький мандаринчик – столь маленький, что, откусывая его, вы едите даже кожуру. Поэтому в его вкусе и запахе сочетаются сладость мякоти и горечь цедры. Мне очень понравилась двойственность этого фрукта. Для сочности я добавила в аккорд запах манго. Затем мне захотелось сделать более изысканной цветочную составляющую – и я дополнила страстоцвет фрезией. Осталось добавить в букет ноту чувственности и эротизма. С моей точки зрения, ими обладают древесные запахи, мускат и ваниль. Они и придали завершенность всей композиции.
Кажется, что сделать удачный аромат несложно – ведь «букеты» легендарных духов уже расшифрованы и повторить их не составляет труда. Но я всегда безошибочно отличаю оригинал от самой качественной «вариации». Когда я нюхаю по-настоящему талантливые духи, у меня идут мурашки по коже. Для меня запах – невероятно сильное ощущение. Мне кажется, я переживаю чувства, которые хотел донести до меня создавший его парфюмер, и у меня начинает часто биться сердце. Можно сделать коммерчески очень успешный, грамотно выстроенный аромат, но он не вызовет у вас этой почти физической дрожи. Поэтому, несмотря на серьезные опасения, которые все чаще звучат из уст мэтров отрасли, профессия парфюмера всегда останется творческой.
Есть некоторые ингредиенты, которые мне особенно нравятся. Есть любимые мной приемы построения аккордов, которые я использую чаще других. Коллеги не раз говорили мне, что, даже не зная заранее автора, они могут безошибочно узнать «почерк Софи». Духи выдают тебя – там, во флаконе, спрятаны твои мысли и чувства. Первый запах, который пришел мне в голову, когда я начала придумывать Primier Jour для Nina Ricci, был аромат драже, миндальных конфет в сахарной пудре. Тогда я еще не знала, что духи получат название Premier Jour («Первый день»), была лишь идея: рождение чего-то нового, ощущение счастья, открывающихся возможностей. А эти сладкие драже во Франции принято раздавать всем встречным, когда в жизни происходит что-то особенно важное: свадьба, крещение детей. Покрытый сахаром миндаль становится запахом счастья. А потом этот сладкий запах, открывший Premier Jour, мы (я работала над проектом вместе с другим парфюмером из IFF, Карлосом Бенеймом) соединили с нежным и необычным цветочным ароматом – душистым горошком. В одном из журналов я прочитала статью о душистом горошке, вспомнила его запах – и решила использовать его в своих духах. Это очень женственный, изощренный цветок, идеально подходящий образу Nina Ricci. Натали Жерве, которая в то время работала дизайнером Дома моды Nina Ricci, рассказала мне, что она использовала ткань с изображением душистого горошка при создании очередной летней коллекции. Затем оригинальный аромат этого цветка мы дополнили тонким запахом фрезии. Получился очень нежный букет во французском вкусе. Нам же хотелось, чтобы в нем было больше динамизма. Конечно, самый энергичный город планеты – Нью-Йорк. Его энергию и скорость, на наш взгляд, лучше всего выражают цитрусовые и металлические ноты, которые мы и добавили в букет. А традиционные сандал и мускус, завершившие аккорд, придали ему интимности. Так из аромата драже родилась история новых духов.
Мне нравятся запахи дикой природы. Полевых цветов, трав, которые не настолько благородны, но и не столь предсказуемы, как садовые растения. Мне кажется, что это направление естественных природных ароматов имеет большое будущее. Недавно меня очень заинтересовал запах разнообразных семян, которые обычно используют в кулинарии. Ведь даже в одном растении листья, корни, семена пахнут совершенно по-разному. Меня волнует запах имбиря – его используют в духах как дополнительную ноту, хотя я не припомню аромата, где бы он был основной. Вообще еда, продукты питания, подсказывают массу идей. Мне недавно попала в руки детская молочная смесь. Что-то меня в ее аромате так задело – я просто не могла оторваться, у нее был такой приятный запах молочного печенья, запах детства. Идеи новых духов подсказывает обычная жизнь. Например, пришла мода на красный цвет в интерьере. И если людям понравилось сидеть на красных диванах, может быть, им захочется и «красного» запаха – красной смородины, малины, клубники, красного перца, который придал бы аромату немного жестокости. Журналы по интерьеру – еще один источник вдохновения. Всегда можно почувствовать, какой аромат больше подошел бы к той или иной обстановке или комбинации цветов. Например, в дизайне интерьеров еще недавно господствовала минималистская мода. Но ведь и аромат Emporio Armani – это тоже минимализм. Когда я работала над ним, я читала очень много статей об Армани. И поняла, что в его стиле «меньше» – значит «лучше». Поэтому и формула духов должна быть предельно простой. Нужно было выбрать какой-то один, очень чистый и очень мужской, запах – таким и был аромат ветивера.
Образ, цвет, поразивший воображение запах – все это дает первый толчок будущим духам. А еще я придумываю им имена. Будущие Boss Woman я называла про себя «Джейн». Теперь так зовут мою дочку.
Ароматики


altУтверждать, что с именем Софии Гройсман связана революция в парфюмерии, не будет преувеличением. Ее особый взгляд на современные тенденции разрушил классические клише, превалировавшие до тех пор. Она - Пикассо в парфюмерии, ее новаторские решения впечатляют. Ароматы Софии Гройсман изменили подход к парфюмерии. Одним из самых новаторских ходов стало использование базовых нот так, чтобы они были ощутимы с самого начала развития аромата. В то время, когда в основе создания аромата были несколько сот компонентов, она начала разрабатывать главный аккорд, который включал в себя лишь несколько ингредиентов. Тем не менее, их хватало, чтобы запечатлеть образы и ощущения, которые были недоступны в парфюмерии ранее. От Yves Saint Laurent Paris до S-Perfume 100% Love, ароматы от Софии Гройсман отличаются чувственной шелковистостью, которая напоминает о цветочных лепестках, и роскошной мягкостью, которая не противоречит сильному и уверенному характеру ее ароматов. В конце концов все они созданы женщиной, в которой органично сочетается сила характера и преданность работе с теплотой и великодушием.
Офис Софии Гройсман в офисе International Flavors&Fragrances в Манхеттене оформлен в стиле элегантного минимализма. В нишах в коридоре красуются недавние релизы от IFF - Michael Kors Island, Prada Eau de Parfum, Calvin Klein Euphoria. Сама София - бодрая женщина, которой недавно исполнилось 60, однако эта солидная цифра, похоже, ее не обременяет. Она уверена в себе, а ее харизма почти осязаема.
Она прошла долгий и тяжелый путь от советской эмигрантки до статуса одной из самых влиятельных личностей в парфюмерном мире. На вопрос о том, что дает ей творческие силы, она отвечает, указывая на огромный коллаж в ее кабинете, сделанный из фотографий детей - ее собственных и друзей. "Я прежде всего мать, в этом и есть мое вдохновение".
Говорят, что ольфакторные воспоминания, сформированные в детстве, самые сильные. София Гройсман выросла в маленьком белорусском городке. Родилась она как раз после войны; в это нелегкое время цветы на лугу заменили ей игрушки. Ее обоняние всегда было очень острым. Миссис Гройсман вспоминает, что в их доме не было холодильника, и ее мама, пользуясь феноменальным обонянием маленькой Софии, отправляясь за покупками на рынок, всегда просила проверить продукты на свежесть по запаху. Если маленькая София корчила рожицу, это значило, что продукт испортится максимум через день. Покупка отменялась.
Когда Софии исполнилось 15 лет, семья переехала в Польшу. Там девушка начала изучать неорганическую и аналитическую химию.
Ее работа в парфюмерии не началась спонтанно. Миссис Гройсман начала работу в IFF как технический сотрудник в лаборатории.
София Гройсман вспоминает, как на первом собеседовании в IFF ей сказали, что ее квалификация слишком хороша для работы сотрудником в лаборатории. Тем не менее, эта работа ей была на тот момент необходима - нужно было как-то сводить концы с концами. "Так я осталась на этой работе на 4 года. В то же время, я изучала органическую химию. Тем не менее, химия ароматов кардинально отличалась от того, что я раньше изучала. Но любопытство перевесило - я всему научилась быстро".
Убедила заняться парфюмерией вплотную Жозефина Катапано (Josephine Catapano). На тот момент она была одним из именитых парфюмеров, работавших на IFF. Именно она сочинила аромат Guy Laroche Fidji (1965).
"Она была для меня идеалом. Простая женщина из семьи итальянских эмигрантов; ее плечами лишь средняя школа - вот и все образование… Все, что она делала в парфюмерии, получалось инстинктивно. Но ее работы великолепны".
Именно г-жа Катапано предложила Софии Гройсман как человеку, проработавшему в компании 4 года, пройти парфюмерный тест. Еще 60 человек были ее конкурентами - борьба шла за место парфюмера в IFF.
"Могла ли я пройти этот тест с хорошим результатом? Я показала блестящий результат. Но я была русской эмигранткой, более того, я не была француженкой. Как я могла стать ведущим парфюмером? Тогда я подумала, что пойду на медицинские курсы. Прошел год. Ничего не изменилось. И тут г-жа Катапано стала во главе организации. Она дала мне возможность заняться парфюмерией, " - вспоминает София.
И здесь начались сложности: "У меня не было никакого опыта! Я знала, как пахнут те или иные ингредиенты. Но я не представляла, как они соединяются в парфюм!"
"Когда я начала создавать аккорды, я стремилась к простоте. Это очень впечатлило моего куратора, Эрнеста Шифтана. Формулы того времени строились на сотнях ингредиентов, прежде всего потому, что субкомпоненты использовались очень широко. Например, субкомпонент розы насчитывает в себе 100 ингредиентов. Формула может содержать несколько таких субкомпонентов, представляющих различные ноты - розу, жасмин, флердоранж, и т.д. Тем не менее, я подумала, почему роза должна быть такой сложной? Я стала стремиться "упростить" розу. Я обычно создаю главный аккорд из 4-7 ингредиентов, которые передают суть. Это ядро, вокруг которого я строю аромат. Это как рисовать цветок - сначала вы рисуете серединку, а потом добавляете лепестки".
София любит работать с цветами. Роза - среди ее фаворитов. "Мои оппоненты утверждают, что все, что я делаю, пахнет розой. Даже если я не включала розу в композицию".
У каждого творца есть средства, которые он использует при создании новой композиции. Но есть ли методы, которых он старается избегать?
"Я не люблю использовать мужские ингредиенты в женских ароматах. Я устала от лимонов и озона. Последние характеризуют скорее чистоту, чем чувственность. Такие ингредиенты хороши для белья или освежителя воздуха. Но в моих ароматах им не место. Я использую ингредиенты, которые отвечают моим представлениям о красоте. Поэтому в моих ароматах вы не найдете цитрусовых и озоновых аккордов, но с другой стороны, ничего сладкого и приторного тоже не может быть в ароматах, над которыми я работаю. Главное для женщины, которая носит мой парфюм, чувствовать себя в нем красивой и счастливой!"
Портфолио Миссис Гройсман впечатляет. В нем красуются такие шедевры, как Yves Saint Laurent Paris, Yves Saint Laurent Yvresse, Calvin Klein Eternity for Women, Lancome Tresor, Perry Ellis 360, Laura Biagotti Sotto Voce, Sun Moon Stars Karl Lagerfeld, Boucheron Jaipur, Prescriptives Calyx, Estee Lauder White Linen и многие другие.
Она принимала участие и во множестве других парфюмерных проектов. На вопрос о любимом творении София отвечает: "Как я могу предпочесть одну из своих работ? Я мать, и я понимаю, что невозможно ответить на вопрос о том, кто из детей самый любимый. То же касается и ароматов, которые я сочинила".
Говоря об интересах вне парфюмерии, София Гройсман призналась, что любит музыку, поэзию и танцы. "Также как и в работе, в повседневной жизни я ищу способы разнообразить обычные вещи. Так я люблю украшать одежду неожиданными аксессуарами или добавлять в блюда, которые я готовлю, "изюминку".
В заключении снова об истоках. Миссис Гройсман покинула Советский Союз, когда ей было 15 лет. Тем не менее, она свято верит, что Россия подарила ей впечатления на всю жизнь. "Жизнь в США научила меня свободе. В душе я русская. Несмотря на все перемены в моей жизни, мои корни дают о себе знать. Вы можете выгнать меня из России. Но изгнать Россию из меня невозможно."
Ароматики




АРОМАТИКИ 2011-2017
Все права защищены.Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://aromaterapyja.ru/". Интеллектуальная собственность юридически защищена

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика