Великие, парфюмеры
Главная Великие парфюмеры Мир запахов Духи Масла-основы Эфирные масла Базовые масла Эфирные масла, каталог
Логин:  
Пароль:
ПАРФЮМЕРИЯ ЛЕЧЕНИЕ ЗАПАХАМИ АРОМАТИЧЕСКИЕ МАСЛА ЗДОРОВЬЕ И КРАСОТА Аромагороскоп Косметология АЮРВЕДА МЕДИЦИНА
Реклама на сайте
НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА
Валериана лекарственная: экстракт, настойка, корень, препарат

Валериана лекарственная: экстракт, настойка, корень, препарат

Описание валерианы лекарственной Валериана - многолетнее травянистое растение семейства валериановых высотой до 2 м. Корневище вертикальное, короткое, толстое, внутри полое, снаружи густо усажено длинными корнями. Стебель валерианы прямостоячий,
12.11.17

Подушка из трав

Подушка из трав

Как приготовить ароматическую подушку из трав? Если у вас бессонница, то рекомендуются успокаивающие подушки из трав, в которые входят растения, регулирующие деятельность сердца (мята, мелисса, герань, цветки боярышника, цветки калины),
10.11.17

altЛорис Аззаро родился в Тунисе в семье итальянцев. С детства его окружала атмосфера любви к искусству, путешествиям, рукоделию (его бабушка шила женские платья). В юности Лорис хотел пойти по стопам деда-архитектора, но семья не смогла оплатить его обучение. Увлечение французским языком и культурой позволило Аззаро сдать конкурсный экзамен для преподавателей во Франции, после чего он получил профессорское звание и стал преподавать литературу в Тулузе.
     Но свое истинное призвание Лорис Аззаро нашел в создании экстравагантных и дорогих вечерних туалетов для сцены и кино, которые носили такие звезды, как Бриджит Бардо, Софи Лорен, Клаудиа Кардинале, Тина Тернер.
     Элегантные и дерзкие модели Лориса Аззаро предназначены для женщин, желающих подчеркнуть свою природную красоту. Материалы для нарядов модельера - легкие и струящиеся, живые и мягкие, а цвета яркие и ясные. Один из любимых цветов Аззаро - черный, глубокий и драматичный, делающий женщину особенно привлекательной. Характерная для Аззаро элегантность - современная и очень французская - выражается и в его парфюмерии.
     В 1975 году кутюрье представил свой первый аромат: Azzaro Couture Pour Homme - стильный и динамичный мужской парфюм. Свежие ноты лаванды и герани раскрываются в теплых и загадочных аккордах пачули и сантала. Утонченное облако ветивера и кардамона придает своему обладателю ни с чем несравнимую индивидуальность.
Azzaro pour homme - туалетная вода для мужчины, о котором мечтает каждая женщина.      В 1996 году сеньор Аззаро выпускает еще один бестселлер - Chrome by Loris Azzaro - древесно-океанический букет, навевающий воспоминания о прошлом и мечты о будущем. Аромат для мужчин разных поколений, воплощение чисто "мужских" эмоций и ощущений.
Ароматики


altНатали Лорсон - один из самых известных современных парфюмеров. В настоящее время она работает в парижском отделении Firmenich, но родилась она в Грассе - французском городе, который называют колыбелью парфюмерии. Натали страстно любит парфюмерию, которой занимается уже более 20 лет.
Натали Лорсон (Nathalie Lorson) является сегодня главным парфюмером гигантской компании сырья для производства ароматов Firmenich. Она не только толковый менеджер, но и блистательный парфюмер, что доказала целым списком созданных ею парфюмов, которые восхищают любителей ароматов вот уже третье десятилетие. Среди них такие как Bvlgari Petits Et Mamans, Chopard Wish, Dolce&Gabbana Feminine, Mandarina Duck Men, Jil Sander Pure, Trussardi Inside Uomo, Emanuel Ungaro Party, Kate by Kate Moss и десятки других пленительных ароматов.
Натали Лорсон родилась и выросла в увенчанном парфюмерной славой Грассе во Франции. Ее отец работал на парфюмерном производстве в химической лаборатории Рура. С детства страстно полюбив все, что сопряжено с парфюмерией, Nathalie Lorson продолжила свое образование, связав его с миром ароматов. Она устроилась стажироваться в Рур. С 1987 года Натали стала работать в знаменитой компании ароматов IFF – International Flavours&Fragrances. А в 2000 году, когда Firmenich усилилась за счет покупки IFF – Натали Лорсон включилась в работу этой крупнейшей на сегодняшней день компании поставщиков сырья для ароматов.
Как художник и, в некотором смысле, дизайнер запахов Nathalie Lorson воодушевляется всем тем, что стимулирует чувства. Во многом ей помогает труд над определенным заданным проектом, где она совершенно не чувствует себя стесненной заранее предначертанными рамками – наоборот – это возбуждает ее фантазию и желание экспериментировать.
Ароматы Nathalie Lorson никогда не повторяют друг друга – это ее фирменный стиль. Но, по признанию искусного мастера, ей нравится все нежное, гармонично сложенное, деликатное. Натали Лорсон не любит сумбура и хаоса. Даже когда ароматы «бушуют», она старается придать им согласованность и трогательность. Со временем композиции Лорсон становятся более простыми и натуральными. Она чаще использует не резкие, а утонченные и изысканные ноты, находя необычайную прелесть в запахе розы и элегантном розово-древесном акценте.
Завтрашний день в парфюмерии Натали Лорсон видит в возрастании интереса к элитному парфюму, поскольку покупатели стремятся проявлять свою индивидуальность. Время массовости в парфюмерии проходит, люди «пропадают» в ее безграничности. Поэтому на передний план, по мнению парфюмера, выступают нишевые, селективные ароматы.
Для Натали Лорсон загадкой является вопрос – как гениальный Эдмон Рудницка создал свой бесподобный Eau Sauvage? Она хотела бы учиться у него, но, увы – такое невозможно, для этого она опоздала родиться. Идеалом женщины для Nathalie Lorson является Грейс Келли – изящная, аристократичная, великолепная. Именно для таких женщин Натали Лорсон стремится изобретать свои композиции.
Мечты парфюмера Натали Лорсон направлены сейчас на создание своего характерного и явственно отличимого от других древесно-пряного с пудрово-цветочным оттенком классического аромата – что называется – на все времена. Хотя автор гордится своей особенностью не повторяться, но сейчас Nathalie Lorson работает над выработкой своего угадываемого, но при этом – уникального стиля.  
Натали, расскажите нам немного о себе, о Ваших ароматах.
Я выросла в Грассе, где мой отец работал химиком в Руре. В 1980 году, когда я закончила школу, решила тоже поступить на стажировку в Рур. В то время немного женщин хотели стать парфюмерами. В 1987 году я начала работать в отделе парфюмерии в IFF. Одним из моих первых успехов был Bulgari pour Femme. Затем, в 2000 году, я присоединилась к команде Firmenich. Я создавала композиции для Armani, Shiseido, Dolce&Gabbana и Jil Sander, а также для Кейт Мосс. Кроме того, я выиграла конкурс на создание трех последних ароматов для Lalique: Perles, Encre Noire и Amethyst.

Что повлияло на Вас как на дизайнера?
Для меня все вокруг является источником вдохновения: визуальные образы (форма и цвет), тактильные ощущения, вкус (еда и запахи)... Это также может быть атмосфера, воспоминания или ассоциации. Мое творчество питается всем, что возбуждает эмоции, а затем я пытаюсь перенести это в аромат. Когда я работаю над каким-нибудь проектом, то бренды обычно тоже многое привносят, они помогают мне сфокусироваться на чем-то в моих экспериментах.

Как можно узнать один из Ваших ароматов? Что, по Вашему мнению, является их характерной чертой?
Мне сложно на это ответить, потому что они мне слишком близки... Но, прежде всего, я стараюсь исполнить требования конкретного проекта или бренда, а это может завести меня на незнакомую до этого территорию... Я горжусь тем, что никогда не делаю одно и то же. Но, с другой стороны, должны быть какие-то узнаваемые черты. Я люблю что-то нежное, интимное и гармоничное. Я не хочу, чтобы запахи создавали диссонанс. И даже если им необходимо "кричать", то я все равно стараюсь сделать это с определенной гибкостью. На самом деле, с течением времени я прихожу к все менее сложным композициям: более простым формулам, но более сочным натуральным ингредиентам, где это возможно. И, говоря о ингредиентах, я не очень люблю сильно пахнущие ноты, но я восхищаюсь запахом розы и древесно-розовым аккордом.

Как Вы думаете, сказывается ли на Вашем творчестве то, что Ввы женщина?
Возможно. У меня женское восприятие - и это не может не влиять на мою работу. Но как я могу выделить этот один-единственный фактор из моего единого характера? Я не люблю работать над очень жесткими композициями, например, и я вкладываю больше своего видения в женские парфюмы, чем в мужские... Образы одних брендов мне, как женщине, ближе, чем образы других. Но на самом деле, я думаю, дело тут скорее в индивидуальной чувствительности, которая может сильно различаться у двух женщин-парфюмеров.

Автором каких ароматов Вы хотели бы быть? И почему?
Declaration от Cartier за его новую интерпретацию древесно-пряных нот и за его характерный и узнаваемый стиль. FlowerbyKenzo за живую переработку классического цветочно-пудрового аромата - это что-то вроде обновленного L'Heure Bleue от Guerlain. Я бы также хотела быть автором Hypnotic Poison от Dior или L'Instant de Guerlain. Они такие приятные: роскошные, обволакивающие, узнаваемые и уникальные - именно такие, какими и должны быть ароматы, по моему мнению.

Каким Вы видите будущее парфюмерии? Есть ли у Вас какие-то надежды на будущее?
Сегодня количество ароматов растет огромными темпами, поэтому покупатели часто теряются в этом многообразии. Я думаю, что нас ожидает рост элитной парфюмерии, так как все больше и больше людей хотят выделяться и в этой сфере. К тому же сегодня покупатели стали более образованными в парфюмерии и, как следствие, более требовательными. Да и открытие новых рынков (Россия, Китай, Латинская Америка) несомненно повлияет на тренды и, может быть, даже на концепцию парфюмерии...
Ароматики


altЗаполучить тайные ароматы природы, преобразить их в драгоценные эссенции и затем смешать для получения идеальной новой мелодии благоухания - вот в чем состоит искусство парфюмера. Сотворить духи, воплотившие в себе эмоцию и интуицию, это то же, что увековечить чувство нашего удивления перед красотой природы.
     На улице еще темно. Рассвет только пробивается. Наклонившись среди кустов жасмина, сборщики уже заняты сборкой маленьких цветочков, один за одним, один за одним, которые поблескивают у них между пальцами, и таким образом заполняют завернутые подолы своих хлопчатобумажных передников этим невесомым грузом. Парфюмер, почти задыхающийся от силы разлитого в воздухе аромата, тем не менее, неотрывно следит за процессом сборки цветов, из которых он позже создаст драгоценную эссенцию для будущих духов. "Может ли знать, что такое духи, человек, никогда не испытывавший магии жасминного или розового поля?" - спрашивает Jean-Paul Gerlain, четвертый в династии Gerlain творец духов. Прогуляться в благоухающей атмосфере цветочного поля, поглаживая то и дело бархатные лепестки роз, ступая босыми ногами по мягкой теплой земле, отдавшись теплу и острым ароматам в дистилляционных помещениях - это незабываемые моменты, во время которых парфюмер ощущает себя в самом сердце своей профессии.
      Магия ароматов заключена в родовой связи человека и природы, в вековом интересе человека к этим благоухающим дарам, концентрирующим всю красоту природы. Как выражался Jacques Polges, парфюмер фирмы Chanel, "В тот самый день, когда прервется цепь событий, связанных с превращением цветка в духи, например перестанут собирать цветы,  духи потеряют свою силу. "Пленить" цветок, а точнее душу его, дабы преобразить его, это все равно, что соединиться с  земной стихией и найти место данного аромата в некоем таинственном и неповторимом процессе... И когда женщины или мужчины пользуются духами, они вовлекаются в этот процесс".
     Парфюмеры - это современные волшебники. Только им ведомы тайны метаморфозы цветов. Только они способны уловить мириады нюансов той или иной эссенции и найти для нее надлежащее место в той картине из запахов, художниками которой они являются.
     Наиболее уважаемыми среди них являются работающие в престижных домах Парфюмеры, которые колесят по миру в поисках тончайших и лучших эссенций. Jacques Polge у Chanel, Jean Kerleo, создающий коллекции для Jean Patou, и Jean-Paul Guerlain считают своей обязанностью посещать плантации по несколько раз в год, чтобы "закупиться" там, а посему они постоянно перемещаются по миру. В разных частях света растут самые разные цветы и производятся самые разнообразные эссенции, точно так же, как в разных регионах произрастают разные сорта винограда, годные для производства самых знаменитых вин. Jean-Paul Guerlain занимается своим искусством с великой радостью, которою он всегда готов поделиться. Он говорит: "парфюмер обязан крутиться в поисках новых ароматов". От Индии до Турции, от Индийского океана до берегов Италии он ревностно охраняет свои владения. Мое самое драгоценное достояние - это мои плантации сандалового дерева, роз и бергамота. Ни минуты не колеблясь, я прыгаю в самолет и лечу туда, где растет жасмин, который я использую в Samsara, чтобы удостовериться, что его качество соответствует моим требованиям".
alt      Плохая организация цикла выращивания и сборки урожая уже достаточна, чтобы испортить аромат цветов. Тщательный контроль за временем и правильностью сбора урожая, а также поддержание высокой культуры дистилляции и экстракции на соответствующих фабриках - вот необходимые условия для того, чтобы парфюмер был спокоен за высочайшее качество получаемых им эссенций и абсолютов, достойных парфюмера со столь высокой репутацией, как у Guerlainа.
      Хотя Jeanу Kerleo часто приходится путешествовать в Сингапур, где он выбирает лучшие сорта пачули и мускатного ореха, и учитывая, что он любит погружаться в атмосферу египетских Розовых полей, и что лучшие его воспоминания связаны со 150-акровой плантацией жасмина в Марокко, благоухание которой в свое время заворожило его и оставило неизгладимый след в его памяти, наибольшее удовольствие ему доставляет отбирать розовые эссенции для будущих духов дома Jean Patou. Однажды в год, в сентябре, в тиши своего офиса в Levallois, пригороде Парижа, он сопоставляет, имея компаньоном только собственный нос, по тридцать и более образцов, поступающих к нему из Грасса, Турции. Болгарии или России, и отбирает из них эссенции с самым тонким или богатым ароматом - достойные, чтобы стать составной частью самых ценимых духов фирмы Jean Patou, таких как Joy, 1000 или Sublime.
      Однако, далеко не все Парфюмеры имеют возможность ездить по разным странам в поисках нужных цветов. Большинство из них работает на большие транснациональные компании, торгующие сырьем и композициями, такие как Quest, IFF (International Flavours and Fragrances), Givaudan-Roure, Haarmann&Reimer, Takasago, Firmenich, Dragoco, Robertet, и занимаются там исключительно созданием духов. Окна их лабораторий уже не выходят на поляны роз или жасминовых кустов, и развесочные весы сменились компьютером. Тем не менее, Maurice Maurin, автор духов Amazone для Hermes и неоспоримый авторитет в области благовонных растений отмечает: "Конечно, много знаний ныне утеряно и мы уже вряд ли способны определять, где и на какой высоте над уровнем моря выращен тот или иной лавандовый материал, вроде того, как могут определить год урожая винограда совершенные виноделы, однако, каждый парфюмер инстинктом распознает ауру и витальную энергию эссенции, изготовленной из лучших и самых ароматных цветов".
      Francoise Caron, зодчий духов для фирмы Quest, не перестает восторгаться естественными сырьевыми продуктами: "Всякий раз, отбирая имбирь, нарциссы или мимозу, мы соучаствуем в некоем древнем и красивом культе. В то же время это похоже на удивительное путешествие. Естественные материалы взывают в памяти сцены природы, воссоздают в воображении страну, где они были выращены, сборщиков, атмосферу экстракционных фабрик, и что самое важное, роскошь цвета и пир запахов".
Ароматики


altСоня Рикель, по ее собственному определению, попала в fashion-индустрию случайно. Просто она была беременна, и ей хотелось в этот период своей жизни одеваться особенно. Она связала несколько вещей для себя, потом - для своих подруг. Потом созданные ею пуловеры и юбки стали хорошо продаваться в маленьком бутике, принадлежавшем ее мужу. Потом появились большие заказы. Понятия «модная тенденция» для Сони Рикель просто не существует. Идти по проторенной дорожке – уж точно не для нее. Потом она стала "королевой трикотажа". Свой успех Соня объясняет тем, что всегда делает вещи для себя. Натали в своей работе руководствуется маминым ринципом примерять все на себя.Именно поэтому, Соня Рикель просто вывернула моду наизнанку, причем во всех смыслах этого слова. Ведь именно эта сторона вещей непосредственно контактирует с кожей, и именно ее дизайнер считает наиболее привлекательной.
Соня Рикель родилась в Париже в 1930 году. В возрасте 17 лет она устроилась на свою первую работу в качестве оформителя витрин одного их текстильных магазинов. Занятие вполне устраивало будущую королеву дизайна: оно позволяло проявить свои неординарные творческие способности, а также постоянно вращаться в модных кругах.
Вместе с успехом в мире моде рос коммерческий успех. В 1968 году она открывает свой первый бутик в шикарном парижском районе. В том же 1968 году парижская пресса сообщила, что годовой объем продаж Сони Рикель только в Америке составил 2 миллиона долларов. Сегодня ей принадлежат 400 магазинов во всех уголках мира, 45 бутиков носят ее имя. Замечательно, что Соня всего добилась сама. Она никогда не пользовалась поддержкой финансовых корпораций, в отличие от многих ее коллег. Зато клиентами Дома Сони Рикель стали такие символы элегантности, как супер-звезды Анук Эме, Изабель Аджани, Жанна Моро, Фанни Ардан.
У нее есть очень забавные и интересные коллекции для детей. Для своей линии парфюмерии Рикель сама разработала дизайн флакона - забавный пуловер с короткими рукавами. "Лицом" рекламной кампании своего последнего парфюмерного творения мадам Рикель сделала дочь Натали. Такой выбор - не просто желание Сони Рикель познакомить весь мир со своей любимой дочерью, но следование основному принципу: создавать моду для обычных женщин.
Вообще, духи - это отдельная тема в жизни Сони Рикель. Ведь платье и духи - лучшие друзья, которые при неудачном выборе могут стать злейшими врагами. У самой Рикель три любимых аромата, и она пользуется ими всеми на протяжении одного дня. Просто ей нравится перемешивать разные духи между собой.
Натали Рикель - модель, дизайнер, парфюмер, актриса, арт-директор и наследница знаменитой французской марки Sonia Rykiel. Натали Рикель из тех парижанок, которых называют femme chiс - истинно шикарной женщиной.
    Натали Рикель: Всякий раз, делая что-то, я думаю в первую очередь о себе, делаю это для себя. Если это хорошо для меня, вероятно, это понравится и

другим. Туалетная вода Rykiel Rose создавалась не для какого-то специального типа женщин, она для специальных моментов в жизни любой женщины. Я могу быть экзальтированной, увлеченной, пылать страстью, а через два часа после этого уже впасть в меланхолию и чувствовать себя нежной и мягкой, какой-то внутренне просветленной и умиротворенной. Для каждого из этих состояний нужен свой аромат. Это точно так же, как мода, как одежда, как косметика. Верность одним и тем же духам, на мой взгляд, не присуща женщинам моего поколения: слишком много сейчас нам предложено. В зависимости от того, чувствуете вы себя спокойно или возбужденно, вы по-разному одеваетесь, по-разному краситесь, по-разному говорите, используете разные духи. Хочется все испробовать, все испытать.
    В одном из своих интервью Соня Рикель призналась, что любит смешивать запахи. Ее излюбленное сочетание: на одной руке парфюм любимого мужчины, на другой - любимые женские духи. У Натали свои рецепты.
    Натали Рикель: Сегодня явно проявляется тенденция к ароматам, которыми женщина могла бы играть, смешивать, которые стали бы для нее забавой. Я все время играю в своей жизни, и я люблю смешивать разные ароматы - друг с другом и с ароматическими маслами. Так, например, после ванны я натираюсь мускусным маслом, а сверху накладываю Rykiel Rose. Это мое. Почему я это делаю? Не знаю, нравится. Может быть, потом я начну играть с чем-то другим и по-другому, но сегодня мои предложения - это ароматы прозрачные, светлые, легко смешивающиеся.
    Об ароматах Натали может говорить часами. Она придает им такое же значение, как Соня Рикель - аксессуарам. По мнению старшей Рикель, с помощью обуви, сумочек, шарфиков можно легко менять свой образ. Запахи для Натали играют еще большую роль. Это не только часть образа, это часть жизни.
    Натали Рикель: Запахи должны присутствовать даже в интерьере, я не могу без них жить. Всякий раз, когда я путешествую, я обязательно беру с собой ароматические свечи, какие-то благовония, "армянскую бумагу". Я не знаю, есть ли это в России. Это бумага, пропитанная ароматическими маслами, которую нужно жечь. Она действует сразу как дезинфицирующее средство и в то же время дает очень приятный запах. Среди интерьерных ароматов я предпочитаю древесные пряные запахи, я очень чувствительна к ним. Открою секрет: сейчас мы работаем над проектом создания для Sonia Rykiel линии интерьерных ароматов - ароматических свечей и благовоний.
    "У крупных компаний нет своего лица"
    Кажется, что на протяжении 35 лет Соня Рикель делает одну и ту же одежду. В ее коллекциях всегда много вещей универсального черного цвета. Из года в год она создает трикотаж с необработанными краями и со швами наружу, утверждая, что так одежда лучше сидит на фигуре. Ни одна ее коллекция не обходится без знаменитых ярких пуловеров. Но эти вещи не повторяются, они всегда разные. У Натали своя манера носить одежду от Sonia Rykiel.
    Натали Рикель: Я и в одежде люблю все смешивать. Моя манера носить вещи от Sonia Rykiel, в частности, служила источником вдохновения для моей матери. Часто ношу мамину одежду с одеждой от других модельеров. Очень люблю смешивать вещи из новых и из старых маминых коллекций. Еще вещи от Sonia Rykiel я люблю сочетать с аксессуарами, найденными где-нибудь на блошиных рынках и в антикварных магазинчиках. Вообще же, в одежде я обожаю кашемир и смесь - шерсть с кашемиром. Очень люблю джинсы, ношу их со свитерами Sonia Rykiel. И в одежде в последнее время все больше и больше люблю кожу и мех. Но одежда, как, впрочем, и духи, ни в коем случае не должна становиться центральным элементом. Важно всякий раз, чтобы можно было вспомнить о самом человеке. Не об одежде, не о духах, не о косметике, а именно о человеке. Все это может стать одной из черточек, которые составляют личность, но не более того. Еще мне кажется, что каждый человек должен сам решать, что ему носить, чем краситься или душиться. Нельзя доверять ни модельерам, ни парфюмерам. Клиенты Sonia Rykiel клянутся, что одежду этой марки можно носить десятилетиями. Натали Рикель, похоже, знает секрет маминого успеха, который позволяет семейному предприятию оставаться чуть ли не единственным в Европе модным домом, не принадлежащим ни одной из финансовых групп.
    Натали Рикель: Есть Дом Sonia Rykiel, и мы вместе с мамой в нем работаем и очень тесно сотрудничаем. Она занимается модой, я занимаюсь парфюмерией. Всякий раз она спрашивает мое мнение об одежде, я спрашиваю ее совета в том, что касается аромата. Мы являемся семьей. В этом деле работает и мой муж, он занимается бизнесом. В том, что Дом Sonia Rykiel на 100% независим, есть свои сложности. У крупных групп немало преимуществ: у них большие деньги, большие возможности. Чего им не хватает, это собственного лица. То есть оно, конечно, есть, но оно слишком легкое, исчезающее. Дело в том, что там много дизайнеров, которые легко переходят из одной марки в другую. Это своего рода огромная мозаика, домино, где элементы постоянно перемешиваются. В этом, конечно, есть и положительные черты. Очень много домов закрылось бы, очень многие творцы остались бы без работы, если бы не было больших групп.
    У нас нет таких возможностей, как у них, у нас меньше денег, меньше власти. Но у нас есть то, чего не хватает большим группам. Это наше лицо, которое всегда легко узнаваемо. Это наш стиль - тот стиль в моде, который появился 35 лет назад, который был создан Соней Рикель. Его не сравнивают ни с чем и его знают повсюду в мире. Какое у нас лицо? Это очень четко прорисованный образ женщины, это француженка. И не просто француженка, а именно парижанка. Парижанка с левого берега. И не откуда бы то ни было, а именно с бульвара Сен-Жермен.
alt    Это лицо, безусловно, принадлежит самой Натали. Может быть, поэтому она, не смущаясь ни своего возраста, ни ответственности, стала лицом и для рекламной кампании Rykiel Rose.
    Натали Рикель: Когда я увидела этот прекрасный портрет, свой портрет, я поняла, что мне в руки попал идеальный аргумент, чтобы объяснить мое присутствие рядом с матерью, чтобы показать, что мы являемся семьей. Мы могли бы найти тысячи женщин, более красивых и талантливых, чем я, более молодых и сексапильных... Более все что угодно. Но ни одна из них не смогла бы довести это послание так, как я. Есть, конечно, и другие причины. Большие группы (LVMH, Gucci Group и др.- "Деньги") на вес золота покупают киноактрис, чтобы те представляли их марки. У нас нет такой возможности. Я же представляю свою марку просто так, самим фактом своего существования. И я очень склонна к провокациям. Надо признать, что не так много женщин, кому за сорок и которые фигурируют в рекламе косметики или духов. Как правило, это все-таки молодые модели, в возрасте около 18. Я же считаю, что женщина за сорок исполнена внутреннего покоя: она знает себя и цену себе, она понимает, чего она хочет. Поэтому она в большей степени, чем 18-летняя девочка, которая еще не решила свои собственные проблемы, способна заставить других женщин мечтать и внушить им желание приобрести этот продукт.
 Кроме того, я, как и жена Цезаря, вне подозрений. Я сама создала этот аромат, я его люблю, я им горжусь, я с удовольствием им пользуюсь - и я не стесняюсь и не боюсь предлагать его другим.
    "Если делаешь что хочешь, шоколад в тебе не задержится"
       Натали Рикель: Я, наверное, никогда не смогла бы работать со своей матерью, если бы с самого начала она не предоставила мне свободу действий. Я ни в коем случае не смогла бы работать с ней, если бы у каждой из нас не было бы своей территории. Быть дочерью Сони Рикель и просто, и сложно. Я работаю с ней уже 25 лет, и все это время звездой была именно она. Она и сейчас ею остается. Я совершенно от этого не страдаю и не испытываю никаких комплексов. В противном случае я бы уже давно нашла способ заявить о себе и добиться известности. Моя мама - удивительная женщина, обольстительная и привлекательная. Это человек, обладающий потрясающей харизмой, очень талантливый. Я очень ее люблю, и мы с ней очень близки. Но мне кажется, что с такой матерью, как она, выбор невелик: либо ты смотришь на нее, восхищаешься, подражаешь ей, а потом в какой-то момент делаешь свой выбор, либо на всю жизнь остаешься маленькой девочкой при большой маме. Надеюсь, что со мной этого не случилось. Нет-нет, я не послушная девочка, между нами существует связь двух заговорщиков, двух подружек.
    Любовь Сони Рикель к шоколаду широко известна. Она даже является почетным членом французского Клуба любителей шоколада, а на досуге занимается сочинительством шоколадных муссов. Всем другим сортам она предпочитает горький шоколад и выпускает его под собственной маркой. Как при этом Соня остается изящной - загадка. Натали эта любовь передалась по наследству. Стройная фигура, судя по всему, тоже.
    Натали Рикель: Я думаю, что могу позволить себе любить шоколад. Если живешь той жизнью, которая тебе нравится и которая тебе подходит, делаешь то, что хочешь, и остаешься в согласии с самим собой, то шоколад в тебе не задержится. Но, конечно, все не так просто. Я хочу сказать, что на самом деле это ужасно, это просто невыносимо! Это борьба, которую ведешь с собой все время, каждую минуту, изо дня в день. И я думаю, что это несправедливо.
Ароматики


altКак в любой профессии, в парфюмерии происходит смена поколений. Наряду с мэтрами – Морисом Руселем, Пьером Бурдоном, Софьей Гройсман, Жаном-Полем Герленом, Жаном-Клодом Эллена – сейчас активно заявляют о себе их молодые коллеги. Они умеют работать быстро и эффективно, создавая в сегодняшних жестких условиях, когда на разработку духов отводится все меньше времени, интересные и коммерчески успешные ароматы. Софи Лаббе – один из самых востребованных молодых «носов» сырьевой компании International Flavours and Fragraces, автор Organza от Givenchy, Boss Woman от Hugo Boss, Premier Jour от Nina Ricci, Emporio Uomo от Armani, Laura Biagiotti Emotion, Folie Douce от Gres.
Судьба парфюмера, как правило, остается за кадром. Но дорога к успеху всегда интересна, тем более полученная из первых рук. Предлагаем вам монолог Софи Лаббе о своей судьбе и главных успехах.
В отличие от многих парфюмеров, выросших в Грассе, где все напоминает об искусстве составлять ароматы, я родилась на западе Франции и довольно долго не помышляла ни о какой парфюмерной карьере, – рассказывает Софи Лаббе. – Уже студенткой парижского университета случайно прочла про школу ISIPCA. Не могу объяснить, чем меня «зацепила» эта заметка, скорее всего из простого любопытства, но мне захотелось понять, в чем заключается профессия «носа». Я стала обзванивать парфюмерные дома, пока в компании Jean Patou не нашла замечательнейшего парфюмера Жана Керлео. Он пригласил меня в лабораторию, где хранились тысячи образцов ароматических веществ. Мы перенюхали за день множество ароматов, и я поняла, что уже не смогу заниматься ничем другим. В 1987 году я окончила институт парфюмерии ISIPCA и получила работу в компании Givaudan. Начинала с должности лаборанта, занятие не самое легкое, но очень полезное для того, кто хочет узнать все тонкости профессии. А через два года я уже делала свой первый аромат – сезонные духи для Escada.
Потом были Organza для Givenchy, мужской Emporio Armani, оба аромата Boss, J’Adore, наконец, Premier Jour для Nina Ricci – мне выпало счастье работать со многими прославленными домами. Как же началась история аромата Organza? Идеей этих духов была вечная женственность. Пытаясь понять, какой запах мог бы соответствовать такому образу, я вспомнила о гардении. В туберозе, на основе которой я сначала хотела строить композицию, было достаточно страсти, но она показалось мне слишком резкой. Гардения же оказалась цветком с очень чистым и в то же время чувственным ароматом. В ней были и «зеленые» ноты, соответствующие свежести молодой женщины, и сладкие, теплые обертона, выражавшие мягкость и нежность моей героини. А чтобы духи не получились чересчур конформистскими, я добавила в них немного остроты, используя специи. Работа с Givenchy была для меня очень ценным опытом. Я поняла, что задача парфюмера заключается не только в том, чтобы выразить свои собственные эмоции, но и соответствовать образу марки, под которой появятся новые духи.
Обычно я создаю аромат, имея четкое целостное представление о том, каким он должен выглядеть после завершения, – продолжает Софи Лаббе. – Потом к основному аккорду лишь добавляю тона, которые сделают его богаче, правильно расставят акценты. Это напоминает работу над рассказом – сначала у вас есть фабула, вы представляете, о чем хотели бы написать, но вам надо продумать сюжет, поработать над стилем, придумать эффектные начало и финал. Вообще профессия парфюмера, на мой взгляд, очень близка к профессии писателя. Просто я не умею выражать свои мысли словами, мне удобнее передавать их в аромате. Завершенные духи – это дописанный рассказ. Вы также начинаете с «главных героев» – основных нот, а потом выстраиваете сюжет – «развиваете» аромат. В аккорде нет случайных нот – каждая последующая подчеркивает достоинства предыдущей. Они все сбалансированы, связаны между собой.
В основе каждого из базовых аккордов, из которых потом вырастают духи, лежит какой-то один, наиболее интересный мне аромат – в соответствии с ним подбираю и остальные ноты. При создании Boss Woman я работала со страстоцветом (по-английски Passion flower, по латыни Passiflora gen., что означает страсть). Страсть – главное свойство натуры женщины Boss. Она энергична, у нее большие цели, но при этом в ней нет ни агрессии, ни угрозы. И в личной жизни она так же успешна, как в бизнесе. Страстоцвет идеально подходил такой героине. Я была загипнотизирована этим пурпурным цветком и его изощренным ароматом. Я нюхала его, старалась выстроить вокруг него первый аккорд новых духов. Мне захотелось добавить в запах немного энергии. Я выбрала кумкват (Fortunella margareta; цитрус). Это очень маленький мандаринчик – столь маленький, что, откусывая его, вы едите даже кожуру. Поэтому в его вкусе и запахе сочетаются сладость мякоти и горечь цедры. Мне очень понравилась двойственность этого фрукта. Для сочности я добавила в аккорд запах манго. Затем мне захотелось сделать более изысканной цветочную составляющую – и я дополнила страстоцвет фрезией. Осталось добавить в букет ноту чувственности и эротизма. С моей точки зрения, ими обладают древесные запахи, мускат и ваниль. Они и придали завершенность всей композиции.
Кажется, что сделать удачный аромат несложно – ведь «букеты» легендарных духов уже расшифрованы и повторить их не составляет труда. Но я всегда безошибочно отличаю оригинал от самой качественной «вариации». Когда я нюхаю по-настоящему талантливые духи, у меня идут мурашки по коже. Для меня запах – невероятно сильное ощущение. Мне кажется, я переживаю чувства, которые хотел донести до меня создавший его парфюмер, и у меня начинает часто биться сердце. Можно сделать коммерчески очень успешный, грамотно выстроенный аромат, но он не вызовет у вас этой почти физической дрожи. Поэтому, несмотря на серьезные опасения, которые все чаще звучат из уст мэтров отрасли, профессия парфюмера всегда останется творческой.
Есть некоторые ингредиенты, которые мне особенно нравятся. Есть любимые мной приемы построения аккордов, которые я использую чаще других. Коллеги не раз говорили мне, что, даже не зная заранее автора, они могут безошибочно узнать «почерк Софи». Духи выдают тебя – там, во флаконе, спрятаны твои мысли и чувства. Первый запах, который пришел мне в голову, когда я начала придумывать Primier Jour для Nina Ricci, был аромат драже, миндальных конфет в сахарной пудре. Тогда я еще не знала, что духи получат название Premier Jour («Первый день»), была лишь идея: рождение чего-то нового, ощущение счастья, открывающихся возможностей. А эти сладкие драже во Франции принято раздавать всем встречным, когда в жизни происходит что-то особенно важное: свадьба, крещение детей. Покрытый сахаром миндаль становится запахом счастья. А потом этот сладкий запах, открывший Premier Jour, мы (я работала над проектом вместе с другим парфюмером из IFF, Карлосом Бенеймом) соединили с нежным и необычным цветочным ароматом – душистым горошком. В одном из журналов я прочитала статью о душистом горошке, вспомнила его запах – и решила использовать его в своих духах. Это очень женственный, изощренный цветок, идеально подходящий образу Nina Ricci. Натали Жерве, которая в то время работала дизайнером Дома моды Nina Ricci, рассказала мне, что она использовала ткань с изображением душистого горошка при создании очередной летней коллекции. Затем оригинальный аромат этого цветка мы дополнили тонким запахом фрезии. Получился очень нежный букет во французском вкусе. Нам же хотелось, чтобы в нем было больше динамизма. Конечно, самый энергичный город планеты – Нью-Йорк. Его энергию и скорость, на наш взгляд, лучше всего выражают цитрусовые и металлические ноты, которые мы и добавили в букет. А традиционные сандал и мускус, завершившие аккорд, придали ему интимности. Так из аромата драже родилась история новых духов.
Мне нравятся запахи дикой природы. Полевых цветов, трав, которые не настолько благородны, но и не столь предсказуемы, как садовые растения. Мне кажется, что это направление естественных природных ароматов имеет большое будущее. Недавно меня очень заинтересовал запах разнообразных семян, которые обычно используют в кулинарии. Ведь даже в одном растении листья, корни, семена пахнут совершенно по-разному. Меня волнует запах имбиря – его используют в духах как дополнительную ноту, хотя я не припомню аромата, где бы он был основной. Вообще еда, продукты питания, подсказывают массу идей. Мне недавно попала в руки детская молочная смесь. Что-то меня в ее аромате так задело – я просто не могла оторваться, у нее был такой приятный запах молочного печенья, запах детства. Идеи новых духов подсказывает обычная жизнь. Например, пришла мода на красный цвет в интерьере. И если людям понравилось сидеть на красных диванах, может быть, им захочется и «красного» запаха – красной смородины, малины, клубники, красного перца, который придал бы аромату немного жестокости. Журналы по интерьеру – еще один источник вдохновения. Всегда можно почувствовать, какой аромат больше подошел бы к той или иной обстановке или комбинации цветов. Например, в дизайне интерьеров еще недавно господствовала минималистская мода. Но ведь и аромат Emporio Armani – это тоже минимализм. Когда я работала над ним, я читала очень много статей об Армани. И поняла, что в его стиле «меньше» – значит «лучше». Поэтому и формула духов должна быть предельно простой. Нужно было выбрать какой-то один, очень чистый и очень мужской, запах – таким и был аромат ветивера.
Образ, цвет, поразивший воображение запах – все это дает первый толчок будущим духам. А еще я придумываю им имена. Будущие Boss Woman я называла про себя «Джейн». Теперь так зовут мою дочку.
Ароматики




АРОМАТИКИ 2011-2017
Все права защищены.Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://aromaterapyja.ru/". Интеллектуальная собственность юридически защищена

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика