Парфюмерия
Главная Великие парфюмеры Мир запахов Духи Масла-основы Эфирные масла Базовые масла Эфирные масла, каталог
Логин:  
Пароль:
ПАРФЮМЕРИЯ ЛЕЧЕНИЕ ЗАПАХАМИ АРОМАТИЧЕСКИЕ МАСЛА ЗДОРОВЬЕ И КРАСОТА Аромагороскоп Косметология АЮРВЕДА МЕДИЦИНА
Реклама
НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА
Зверобой продырявленный, трава, масло, свойства, сок, отвар, назвали

Зверобой продырявленный, трава, масло, свойства, сок, отвар, назвали

Описание зверобоя продырявленного Зверобой - многолетнее травянистое растение семейства зверобойных высотой 30—100 см. Стебли гладкие, круглые, с двумя боковыми ребрами, наверху ветвистые. Корневище зверобоя продырявленного тонкое, сильноветвистое.
24.02.20

altТолько ленивый не выпускает сегодня духов: кутюрье, трикотажники, галантерейщики, ювелиры, актеры, модели. Даже табачные марки открывают свои парфюмерные линии. Вот и знаменитый Dunhill теперь ассоциируется не только с милыми мужскому сердцу аксессуарами, сигаретами и сигарами, но и с неповторимыми парфюмами.

  ЛОШАДЬ В ПАЛЬТО
      Когда в семье успешного лондонского коммерсанта Генри Данхилла в 1872 году родился третий ребенок, счастливый отец и не помышлял, что эта ясноглазая крошка по имени Альфред построит всемирно известную империю Dunhill. Будучи еще совсем молодым человеком сын показал блестящие способности в ведении дел фамильного предприятия. Было очевидно, что область изготовления аксессуаров для лошадей, а именно этим занимались Данхиллы, была для него открытой книгой.
      До автомобильной эры Лондон передвигался на конных экипажах. Требовалась масса аксессуаров, без которых порядочная английская лошадь не выходила (да и сейчас не выйдет) из конюшни. Разумеется, главный аксессуар — упряжь. В роскошном варианте для джентльмена Альфред Данхилл представлял ее сделанной из дубленой кожи, исключительно темно-коричневого цвета. Для выездов подемократичнее считалась приемлемой светло-коричневая окраска. С попоной, которая заменяет лошади и плащ, и пальто, было посложнее. Традиционная брезентовая «одежка» имела явные изъяны. Когда неделями шел дождь, брезент намокал, становился тяжелым и холодным. Бедные лошади были бы рады скинуть такой туалет, да кто ж им позволял? Замены-то не было. Положения не спасло даже изобретение Чарльза Макинтоша — каучуковая пропитка. При понижении температуры даже на один градус непромокаемое покрытие становилось ломким, как стекло, а в жару таяло, как мороженое.
      Лошадиные прибамбасы от Данхилла стали изготавливать из дубленой кожи и вощеного брезента. И четвероногие, и их двуногие хозяева были довольны. Клиент пошел косяком. Оценив бурную деятельность сына, папаша Данхилл передал ему свои дела, несмотря на то, что наследнику было слегка за двадцать.

  КАСКА, Я ТЕБЯ ВИЖУ!
      Значительно облегчив лошадиную судьбу, сделав ее при этом более эстетичной, Альфред Данхилл решил не останавливаться на достигнутом и осчастливить владельцев железных коней, автомобилистов.
      Начало XX века ознаменовалось появлением на лондонских улицах железных монстров. Население сразу же разделилось на два враждующих лагеря: сторонников (они же пользователи) и противников. Вторые вопили о коварстве стальных коней. Потому что, как поет Андрей Миронов в фильме «Трое в лодке, не считая, собаки», «Эти чудовища задавили в Лондоне трех человек». Беззаботная жизнь пешеходов была закончена. В связи с этим полицейские усилили бдительность и чудеса маскировки, выныривая перед ошеломленным нарушителем на колесах самым неожиданным образом. Данхилла это раздражало в первую очередь потому, что он сам одним из первых купил машину. И вот тогда в его изобретательной голове родилась идея знаменитых автомобильных телескопических очков, благодаря которым полицейскую каску можно было увидеть за полмили. На это изобретение его сподвиг один из Бобби (так называют в Англии полицейских), который оштрафовал Альфреда за превышение скорости аж в 40 километров! Что поделаешь, у каждого свои пристрастия. Некоторые, например, обожают быструю езду.
      Были и другие полезные автоштучки, автором которых стал Альфред Данхилл: прототип зеркала заднего вида, раскладные столики для пикника, встроенные в салонную панель часы. Всего полторы тысячи всяких нужных вещичек!
      Когда же случилось новое озарение в виде маленькой табачной трубки для автомобилиста с защитным выступом от ветра — раз и навсегда изменилась область приложения коммерческих сил и таланта бизнесмена-изобретателя. Данхилл решил открыть табачную лавку.

  ДЕЛО — ТАБАК
      Сторонним наблюдателям казалось несколько странным, что такой респектабельный и успешный предприниматель променял отлично налаженное производство аксессуаров и одежды для автомобилистов на сомнительное табачное дело.
      Табачный магазин на 31а Дюк Стрит сначала ничем не выделялся в ряду подобных. Но очень скоро дотошное исследование покупательского спроса и предъявление очень высоких требований к качеству и ассортименту табачных изделий сделали заведение Альфреда Данхилла элитарным. Продавцы встречали и обслуживали посетителей, как родных. Максимум деликатного и дружелюбного внимания и абсолютно никакой назойливости (редкое сочетание, чисто английская фишка). К тому же для каждого завсегдатая здесь составляли эксклюзивную табачную смесь, учитывая индивидуальный вкус постоянного клиента. Рецепт вписывался хозяином собственноручно в специальную книгу. Разумеется, и цены на подобный эксклюзив были высокими. Но, как говорил Альфред Данхилл: «Качество помнят еще долго после того, как забыта цена». Клиентами Данхилла стали члены английской королевской фамилии, Оскар Уайльд, Уинстон Черчилль, Фрэнк Синатра, Элвис Пресли и многие другие выдающиеся люди XX века.
      И все же Альфред Данхилл не был бы самим собой, если бы остановился на достигнутом. Этот генератор идей никогда не пребывал в состоянии покоя. Ему постоянно нужно было совершенствовать все, что попадает в руки, а если не попадает по причине отсутствия в природе — выдумать и создать. Табачный фанат подарил человечеству много полезных вещей. И если, к примеру, ящик, прикуривающий сигары, сегодня кажется забавной вещицей, не более, то сигареты с фильтром (вначале он был из ваты) и зажигалки прочно вошли в обиход. Идея этого гениального изобретения появилась тогда, когда Альфред увидел, как мучается его друг, вернувшийся с Первой мировой войны одноруким, пытаясь прикурить. Жестяная баночка из-под горчицы с приделанными к ней трубочками и колесиком довольно быстро стала необходимостью для людей с любым количеством верхних конечностей. Один щелчок — и огонек к вашим услугам.

  Жизнь Альфреда Данхилла была столь же бурной, как и его неуемный талант. Когда ему было 57 лет, он влюбился в дочь рыбака и навсегда оставил семью. Одни вспомнят народную мудрость «седина в бороду, бес в ребро», другие, наоборот, скажут «романтик». Будучи максималистом во всем, папаша Альфред обиделся на своих детей и перестал с ними разговаривать только потому, что наследники не одобрили юный прыти пожилого предка. Правда, семейные распри не отвратили их от семейного бизнеса. Кто же бросит такую упитанную курочку, бесперебойно несущую золотые яйца? Вот именно. Никто. Со временем к делу подключилось и третье поколение Данхиллов. В результате сейчас вполне успешно процветают и табачная компания Alfred Dunhill Pipes Ltd и просто Alfred Dunhill, под маркой которой выходит вся не табачная продукция, в том числе и парфюмы.

  ПАРФЮМЕРНЫЕ ЗАЖИГАЛКИ
      Если бы Альфред Данхилл предпочел своей последней любви бизнес, он бы сумел поставить на должный уровень парфюмерную линию еще полвека назад. Но основателю одноименной империи было недосуг, и потому фактическое рождение парфюмов Dunhill в 40-50-е годы XX века даже специалисты припоминают с трудом. Душистые творения этой достойной марки появились в ореоле настоящей славы только накануне миллениума. И надо отдать должное их создателям — столетней репутации фирмы урон нанесен не был ни в малейшей мере.
      Сначала в 2000 году появился мужской аромат Desire , в красном треугольном флаконе, стилизованном под автомобильные часы. Дебют был столь успешен, что решено было выпустить следом Desire for woman (2001 г.). Стеклянный флакон глубокого розового цвета с белой металлической крышкой, откидывающейся как у зажигалки, представляет собой образец инновационного дизайна. Именно он убедил автора этой статьи четыре года тому назад приобрести в маленьком парфюмерном магазинчике итальянского курортного городишки Сан-Бенедетто еще не опробованный аромат. Страстные речи отчаянно жестикулирующей продавщицы, возьмите, мол, сеньора, не пожалеете, особенно не впечатляли, а вот граненый в фирменном угловатом стиле и изящно зауженный книзу флакон впечатление производил. К тому же на оборотной стороне флакона прославленные поборники комфорта сделали углубление для пальцев. Содержимое не уступает упаковке: парфюмерная композиция оригинальна, неназойлива и очень современна.
      Сначала звучит головная нота, состоящая из благоуханий лайма, апельсина, зеленых листьев и цветов магнолии, итальянского бергамота, мирры, бразильского сандалового дерева. Затем в ароматную симфонию вступают роза, фрезия, цветок тиары и лакрица. Длительность базовой ноты держится на чувственном запахе амбры, мускуса, сандала, подчеркнутом сладостью ванили и карамели. Находка состоит в том, что в этом аромате элегантная женщина в высшей мере респектабельна днем на работе и в меру чувственна вечером. В
      2002 году были созданы еще два мужских аромата Desire blue и X-Centric — достойные представители английской парфюмерии, славные традиции которой, похоже, возрождаются вновь.
      Парфюм X-Centric — из семейства пряных и травяных запахов. Ошеломив будоражащим букетом кипариса, шалфея, мускатного ореха, кардамона, корицы, грейпфрута, он успокаивает сладостным сочетанием розы, лотоса и фрезии. Кедрово-амброво-мускусно-сандаловый шлейф приносит ничем не затуманенное умиротворение. Как после хорошей доминиканской сигары.
      Аромат Dunhill — древесно-амбровый фужер — в этой достойной компании сравнительно новый, и букет его не менее интересен, чем у предшественников (лимон, кедр, ирис, сандал, мускус, мох, бобы тонка). Все это великолепие заключено в емкость, форма которой тоже не с потолка взята. Если положить флакон в ладонь, то треугольная форма будет напоминать капот английского автомобиля. Несмотря на то, что согласно глубокому замыслу разработчика дизайн тесно связан с историей Дома Данхилл, до флаконов-зажигалок новая художественная мысль явно не дотягивает. Не спасает положения даже хромовая крышечка, глубокомысленно смещенная от центра. Сама по себе форма бутылочки не выделяется в ряду многочисленных «коллег» по парфюмерным полкам. Ничего не поделаешь. Выдавать на-гора одни только гениальные идеи может не всякий. И не всегда. Будем ждать.


altЭти духи не для всех. И нельзя сказать, что они для снобов или навороченных нуворишей. Скорее, наоборот. Эти духи — как картины и музыка, которые понимают по-настоящему не все… А только те, кто понимает.
Не обязательно их используют модели и супермодели. Просто, когда однажды сталкиваешься с селективной парфюмерией, все раскрученные бренды просто отодвигаются на задний план. Кажется, что все, что не эти духи, пахнет одинаково…
Селективные духи «играют» на вашей коже, в каждую минуту по-разному. И когда вы однажды услышите эту музыку, возврата к рядовой парфюмерии не будет. Особенно, если вы — яркая индивидуалка, которая немедленно подарит подружке свое платье, увидев в нем кого-то еще.
Интерес к селективной парфюмерии входит в моду, и этот интерес сегодня присутствует не столько у женщин и мужчин, которые следуют модным веяниям, сколько у интеллектуалов, которым просто претит быть в толпе или толпой.
То направление, в котором двигалась мировая парфюмерия в последнее время, можно назвать демократичным. Развитие химии постепенно заменяло животные ингредиенты на синтетические. Дорогая синтетика заменялась на дешевую. В итоге такого упрощения создание духов превратилось из искусства в конвейер. Ушли в прошлое времена, когда духи создавались много лет, сегодня сей процесс убыстряется все больше — и в итоге духи становятся все более одинаковыми, предназначенными некому усредненному потребителю.
Конечно, нашлись люди среди парфюмеров, которым сие не понравилось и которые попробовали возродить парфюмерное искусство, и это у них получилось…
Селективная парфюмерия не рекламируется. О ней говорят из уст в уста. Духи селективные продаются ограниченным тиражом, при этом ингредиенты этих духов стоят гораздо более 1 доллара за грамм. Но надо учитывать, что в стоимость этих духов не входит зарплата супермоделей, которые рекламируют тот или иной запах.
В селективных духах самые ценные и редкие натуральные ингредиенты. Эти духи — это не запах, а сложные эмоции, сотканные из воспоминаний и озарений. Они концептуальны и понятны не всем — не бывает же совершенно одинаковых озарений и воспоминаний…
Концепт композиций может быть упрощенным, например, собирание пазлов из запахов, которые даны в чистом виде. Или усложненным, как ретро-запахи начала века (конечно, двадцатого), как дань традициям парфюмерного искусства. Концептуальность может быть в вызывании при помощи запахов определенных эмоций и воспоминаний. При этом вся линия определенного концепта выполнена в едином стиле.
Вообще, что касается традиций — то селективная парфюмерия просто не может оказаться вне традиций. Она и вообще-то появилась, как продукт традиций, которые не пожелали нарушать. Конечно, самая богатая в плане парфюмерных традиций — Франция оказалась на первом месте и в искусстве селективной парфюмерии.
Не осталась в стороне Англия, запахи парфюмерии которой не столь сложны и изысканны, как французские и немного Италия, в которой запахи просты и незамысловаты. Отдала должное селекции духов и Япония, приверженница ориентальности и скрупулезности.
Парфюмеры подходят к созданию духов, как художники и музыканты. Их не интересует, поймет ли их произведение публика, здесь важно самовыражение, как некогда у импрессионистов, которым предсказывали отсутствие будущего.
Создатель селективных духов Серж Лютанс сетовал однажды, что слишком поздно ушел в искусство селекции духов и, делая композиции Shiseido, был «робким и не осмеливался настоять на выборе собственных компонентов для духов». На все его предложения о выборе необычных компонентов для создания духов, он получал отказ.
altВ селективной же парфюмерии возможно все — нет банальных ингредиентов и нет пределов для фантазии.
Селективные духи делятся на три вида. Первый — классика и ностальгия. Это духи из «бабушкиного сундука», которые могут рассказать много интересного, которые навевают воспоминания детства. Например, марка духов L'Artisan Parfumeur, которую создал Жан Лапорт в середине семидесятых, позиционирована, как марка, которая бережет французские вековые парфюмерные традиции.
Выпущенная в 1978 году композиция Mure et Musc («Ежевика и мускус») была столь ностальгирующей и навевающей давние воспоминания, о бабушкином саде, о давних друзьях детства, у каждого — своих… Что произвела неизгладимое впечатление на потребителей. Аромат Dzing! — навевал воспоминания о детских походах в цирк, когда запах цирковой арены казался самым прекрасным на свете запахом. Композиция Passage D'Enfer («Дорога в ад») — которая была создана в 1999 году, когда газеты на все лады обыгрывали конец света, вобрала в себя ладан — запах церкви и первого причастия и мускус, как знак мирского и даже дьявольского. Самый популярный аромат марки — La Chasse aux Papillons («Охота на бабочек») — своеобразный запах, который представлен, как воспоминание о нормандских летних каникулах.

Итак, есть три вида селективных духов. И первый тип — это классика и ностальгия о прежних, конечно же, прекрасных временах. Что касается второй разновидности селективов — это бренды, духи, которые названы именами своих создателей. У таких духов есть своя история, иногда выдуманная, но всегда красивая.
К именным духам, например, относятся французские E.Coudray и английские Creed и Penhaligon's.
Французский химик Эдмон Кудре создал великолепные духи еще в 19 веке. Возродили же марку в 70-х годах двадцатого столетия. Композиции модернизированы, но старинный состав сохранился, сохранилась французская вычурность, а флаконы E.Coudray созданы в стиле ар нуво.
Британская марка Creed утверждает, что в ее основе — старинные парфюмерные традиции, связанные с временами королевы Елизаветы и господством Британии в колониях. Правда, некоторые знатоки и истории, и парфюмерии высказывают некоторые сомнения в исторической достоверности традиций Creed. Что же касается самих запахов, то они весьма английские — четкие и сильные, украшением же марки являются замысловатые и необычные для британских парфюмов Jasmin Imperatrice Eugenie и Santal Imperial.
Что же касается марки Penhaligon's — в ее аутентичности сомнений не возникает. Ее традиции идут от Вильяма Генри Пенхалиона — поставщика парфюмерии ко двору королевы английской и ее приближенных. В любом бутике Penhaligon's вам обязательно дадут понюхать любимые духи Стинга — Quercus, расскажут, что принцесса Диана предпочитала запах колокольчиков, и что Александр Розенбаум покупает здесь ежемесячно по два флакона Hammam Bouquet.
Существует марка, в которой особенно проявилась концепция именных духов — это Editions de Parfums Frederic Malle. Меценат Фредерик Маль просто собрал однажды девять знаменитых парфюмеров и предложил им создать ароматы, руководствуясь исключительно собственной фантазией. В результате эстетического эксперимента получилось пятнадцать запахов, настолько уникальных, что любой знаток и коллекционер парфюмерии считает обязательным иметь в своей коллекции все запахи Editions de Parfums Frederic Malle хотя бы в пробниках.
Нельзя не упомянуть, говоря об именных селективах, о марке Annick Goutal, созданной бывшей моделью Анник Гуталь. Все ее духи можно назвать семейными. Passion сделаны для первого мужа, Grand Amour — для второго, Eau de Camille — для дочери Камиллы, Eau de Charlotte — для падчерицы Шарлот.
К третьей группе селективных духов относятся эпатажные ароматы, которые и духами-то трудно назвать. Скорей — это модные приколы, которые выбирают для себя стильные девушки и юноши, находясь в процессе взросления. Концепт можно назвать упрощенностью и эпатажем. Например, духи марки Clean, которые, оправдывая говорящее название «Прачечная», пахнут стиральным порошком, а понюхав духи Amour de Cacao, хочется свежей булочки, потому что духи пахнут горячим шоколадом.
И еще тип селективов, который трудно отнести ко всем вышеперечисленным. Это селективные духи, концепцией которых служит обычный конструктор: в нем находится набор монозапахов, а вам остается только смешать ингредиенты по своему вкусу. Это марка Demeter, в коллекции запахов которой резеда, уличная пыль или помидорная ботва. Или марка Etro, к набору монозапахов которой приложена инструкция, какой запах с каким смешивать. Или NellyRodi Scent Factory с конструктором из благородных ароматов — мускуса, пачули, ладана…
Надо подчеркнуть, что для нишевой парфюмерии используется только натуральное сырье, проверенное временем. Синтетические ингредиенты вплетают в композиции минимум, чтоб только усилить естественные. Нельзя сказать, что селективные духи ценятся на вес золота, часто составляющие их могут стоить в несколько раз дороже сего благородного металла.
Продаются селективные духи в небольших бутиках, которые исчисляются десятками и даже единицами. В селективной парфюмерии не важна прибыль, а атмосфера — флер индивидуальности, роскоши и изысканности, который окутывает каждую композицию.


Автор: Елена Костадинова для Аденься.ру
Ароматики


altЛорис Аззаро родился в Тунисе в семье итальянцев. С детства его окружала атмосфера любви к искусству, путешествиям, рукоделию (его бабушка шила женские платья). В юности Лорис хотел пойти по стопам деда-архитектора, но семья не смогла оплатить его обучение. Увлечение французским языком и культурой позволило Аззаро сдать конкурсный экзамен для преподавателей во Франции, после чего он получил профессорское звание и стал преподавать литературу в Тулузе.
     Но свое истинное призвание Лорис Аззаро нашел в создании экстравагантных и дорогих вечерних туалетов для сцены и кино, которые носили такие звезды, как Бриджит Бардо, Софи Лорен, Клаудиа Кардинале, Тина Тернер.
     Элегантные и дерзкие модели Лориса Аззаро предназначены для женщин, желающих подчеркнуть свою природную красоту. Материалы для нарядов модельера - легкие и струящиеся, живые и мягкие, а цвета яркие и ясные. Один из любимых цветов Аззаро - черный, глубокий и драматичный, делающий женщину особенно привлекательной. Характерная для Аззаро элегантность - современная и очень французская - выражается и в его парфюмерии.
     В 1975 году кутюрье представил свой первый аромат: Azzaro Couture Pour Homme - стильный и динамичный мужской парфюм. Свежие ноты лаванды и герани раскрываются в теплых и загадочных аккордах пачули и сантала. Утонченное облако ветивера и кардамона придает своему обладателю ни с чем несравнимую индивидуальность.
Azzaro pour homme - туалетная вода для мужчины, о котором мечтает каждая женщина.      В 1996 году сеньор Аззаро выпускает еще один бестселлер - Chrome by Loris Azzaro - древесно-океанический букет, навевающий воспоминания о прошлом и мечты о будущем. Аромат для мужчин разных поколений, воплощение чисто "мужских" эмоций и ощущений.
Ароматики


altСоциалистическая партия Каталонии начала свою предвыборную кампанию с выпуска нового парфюма. Парфюмер Альберт Мажоса, создавший эти духи для социалистов, называет их «ароматическим представлением ценностей социализма – непоколебимости, равенства, прогресса и эффективности».
О гламурных испанских социалистах пишет «Газета.ру» со ссылкой на британскую Guardian. Партийцы пригласили журналистов на пресс-конференцию и дали ответ на вопрос «Чем пахнет социализм?».
Белый чай, бергамот и восточные ноты сплелись в выразительный букет, который, впрочем, не всем журналистам пришелся по вкусу. Один из них, видимо, убежденный консерватор, назвал духи «освежителем воздуха» и пожаловался на слишком сильный запах, который едва не довел его до обморока.
Вице-президент партии Мануэла де Мадре сказала, что было бы просто прекрасно, если бы каталонские политики использовали эти духи для отдыха, и рекомендовала душистые и расслабляющие травы консервативной оппозиции. Она пообещала разослать образец нового парфюма всем политическим партиям Каталонского парламента.
Флаконы, упакованные в небольшие сумочки, очевидно, станут обязательной принадлежностью платяных шкафов истинных каталонских социалистов и социалисток. Продаваться они будут в барселонской штаб-квартире партии, других партийных представительствах и на митингах.
А также использоваться в офисах для создания «приятной атмосферы равенства и справедливости».
Социалисты пока правят в Испании, но вчера премьер-министр распустил парламент и назначил выборы на 9 марта. По опросам, с незначительным перевесом еще лидируют левые, принявшие много либеральных законов, в том числе самое прогрессивное в Европе законодательство о гомосексуальных браках, но консерваторы пытаются наступать им на пятки. Запах социализма должен вдохновить левый электорат.
В отечественной практике пока подобного не случалось.
Но, несомненно, предвыборные буклеты, благоухающие гвоздикой или ландышем, были бы оригинальным решением для привлечения избирателей. На Украине два года назад был выпущена ограниченным тиражом парфюмерная линия, посвященная выборам, – в комплект входили четыре оранжевых флакона и три бело-голубых. Духи были названы по памятным для противоборствующих сторон датам.
Среди российских политиков ароматные самопрезентации давно имеют лидер ЛДПР Владимир Жириновский и градоначальник Москвы Юрий Лужков, напоминает «Газета».
В честь последнего фабрика «Новая Заря» недавно выпустила очередную версию одеколона со словом «мэр» в названии. И надо отметить, что «Новая Заря», хотя и не создает сегодня шедевров, чувствует себя неплохо, а вот питерское «Северное сияние», славившееся своей парфюмерной школой, давно продано концерну «Юнилевер» и переориентировано на стиральный порошок. А ведь стоило бы в нужное время начать ароматизировать что-нибудь политическое.


altСоня Рикель, по ее собственному определению, попала в fashion-индустрию случайно. Просто она была беременна, и ей хотелось в этот период своей жизни одеваться особенно. Она связала несколько вещей для себя, потом - для своих подруг. Потом созданные ею пуловеры и юбки стали хорошо продаваться в маленьком бутике, принадлежавшем ее мужу. Потом появились большие заказы. Понятия «модная тенденция» для Сони Рикель просто не существует. Идти по проторенной дорожке – уж точно не для нее. Потом она стала "королевой трикотажа". Свой успех Соня объясняет тем, что всегда делает вещи для себя. Натали в своей работе руководствуется маминым ринципом примерять все на себя.Именно поэтому, Соня Рикель просто вывернула моду наизнанку, причем во всех смыслах этого слова. Ведь именно эта сторона вещей непосредственно контактирует с кожей, и именно ее дизайнер считает наиболее привлекательной.
Соня Рикель родилась в Париже в 1930 году. В возрасте 17 лет она устроилась на свою первую работу в качестве оформителя витрин одного их текстильных магазинов. Занятие вполне устраивало будущую королеву дизайна: оно позволяло проявить свои неординарные творческие способности, а также постоянно вращаться в модных кругах.
Вместе с успехом в мире моде рос коммерческий успех. В 1968 году она открывает свой первый бутик в шикарном парижском районе. В том же 1968 году парижская пресса сообщила, что годовой объем продаж Сони Рикель только в Америке составил 2 миллиона долларов. Сегодня ей принадлежат 400 магазинов во всех уголках мира, 45 бутиков носят ее имя. Замечательно, что Соня всего добилась сама. Она никогда не пользовалась поддержкой финансовых корпораций, в отличие от многих ее коллег. Зато клиентами Дома Сони Рикель стали такие символы элегантности, как супер-звезды Анук Эме, Изабель Аджани, Жанна Моро, Фанни Ардан.
У нее есть очень забавные и интересные коллекции для детей. Для своей линии парфюмерии Рикель сама разработала дизайн флакона - забавный пуловер с короткими рукавами. "Лицом" рекламной кампании своего последнего парфюмерного творения мадам Рикель сделала дочь Натали. Такой выбор - не просто желание Сони Рикель познакомить весь мир со своей любимой дочерью, но следование основному принципу: создавать моду для обычных женщин.
Вообще, духи - это отдельная тема в жизни Сони Рикель. Ведь платье и духи - лучшие друзья, которые при неудачном выборе могут стать злейшими врагами. У самой Рикель три любимых аромата, и она пользуется ими всеми на протяжении одного дня. Просто ей нравится перемешивать разные духи между собой.
Натали Рикель - модель, дизайнер, парфюмер, актриса, арт-директор и наследница знаменитой французской марки Sonia Rykiel. Натали Рикель из тех парижанок, которых называют femme chiс - истинно шикарной женщиной.
    Натали Рикель: Всякий раз, делая что-то, я думаю в первую очередь о себе, делаю это для себя. Если это хорошо для меня, вероятно, это понравится и

другим. Туалетная вода Rykiel Rose создавалась не для какого-то специального типа женщин, она для специальных моментов в жизни любой женщины. Я могу быть экзальтированной, увлеченной, пылать страстью, а через два часа после этого уже впасть в меланхолию и чувствовать себя нежной и мягкой, какой-то внутренне просветленной и умиротворенной. Для каждого из этих состояний нужен свой аромат. Это точно так же, как мода, как одежда, как косметика. Верность одним и тем же духам, на мой взгляд, не присуща женщинам моего поколения: слишком много сейчас нам предложено. В зависимости от того, чувствуете вы себя спокойно или возбужденно, вы по-разному одеваетесь, по-разному краситесь, по-разному говорите, используете разные духи. Хочется все испробовать, все испытать.
    В одном из своих интервью Соня Рикель призналась, что любит смешивать запахи. Ее излюбленное сочетание: на одной руке парфюм любимого мужчины, на другой - любимые женские духи. У Натали свои рецепты.
    Натали Рикель: Сегодня явно проявляется тенденция к ароматам, которыми женщина могла бы играть, смешивать, которые стали бы для нее забавой. Я все время играю в своей жизни, и я люблю смешивать разные ароматы - друг с другом и с ароматическими маслами. Так, например, после ванны я натираюсь мускусным маслом, а сверху накладываю Rykiel Rose. Это мое. Почему я это делаю? Не знаю, нравится. Может быть, потом я начну играть с чем-то другим и по-другому, но сегодня мои предложения - это ароматы прозрачные, светлые, легко смешивающиеся.
    Об ароматах Натали может говорить часами. Она придает им такое же значение, как Соня Рикель - аксессуарам. По мнению старшей Рикель, с помощью обуви, сумочек, шарфиков можно легко менять свой образ. Запахи для Натали играют еще большую роль. Это не только часть образа, это часть жизни.
    Натали Рикель: Запахи должны присутствовать даже в интерьере, я не могу без них жить. Всякий раз, когда я путешествую, я обязательно беру с собой ароматические свечи, какие-то благовония, "армянскую бумагу". Я не знаю, есть ли это в России. Это бумага, пропитанная ароматическими маслами, которую нужно жечь. Она действует сразу как дезинфицирующее средство и в то же время дает очень приятный запах. Среди интерьерных ароматов я предпочитаю древесные пряные запахи, я очень чувствительна к ним. Открою секрет: сейчас мы работаем над проектом создания для Sonia Rykiel линии интерьерных ароматов - ароматических свечей и благовоний.
    "У крупных компаний нет своего лица"
    Кажется, что на протяжении 35 лет Соня Рикель делает одну и ту же одежду. В ее коллекциях всегда много вещей универсального черного цвета. Из года в год она создает трикотаж с необработанными краями и со швами наружу, утверждая, что так одежда лучше сидит на фигуре. Ни одна ее коллекция не обходится без знаменитых ярких пуловеров. Но эти вещи не повторяются, они всегда разные. У Натали своя манера носить одежду от Sonia Rykiel.
    Натали Рикель: Я и в одежде люблю все смешивать. Моя манера носить вещи от Sonia Rykiel, в частности, служила источником вдохновения для моей матери. Часто ношу мамину одежду с одеждой от других модельеров. Очень люблю смешивать вещи из новых и из старых маминых коллекций. Еще вещи от Sonia Rykiel я люблю сочетать с аксессуарами, найденными где-нибудь на блошиных рынках и в антикварных магазинчиках. Вообще же, в одежде я обожаю кашемир и смесь - шерсть с кашемиром. Очень люблю джинсы, ношу их со свитерами Sonia Rykiel. И в одежде в последнее время все больше и больше люблю кожу и мех. Но одежда, как, впрочем, и духи, ни в коем случае не должна становиться центральным элементом. Важно всякий раз, чтобы можно было вспомнить о самом человеке. Не об одежде, не о духах, не о косметике, а именно о человеке. Все это может стать одной из черточек, которые составляют личность, но не более того. Еще мне кажется, что каждый человек должен сам решать, что ему носить, чем краситься или душиться. Нельзя доверять ни модельерам, ни парфюмерам. Клиенты Sonia Rykiel клянутся, что одежду этой марки можно носить десятилетиями. Натали Рикель, похоже, знает секрет маминого успеха, который позволяет семейному предприятию оставаться чуть ли не единственным в Европе модным домом, не принадлежащим ни одной из финансовых групп.
    Натали Рикель: Есть Дом Sonia Rykiel, и мы вместе с мамой в нем работаем и очень тесно сотрудничаем. Она занимается модой, я занимаюсь парфюмерией. Всякий раз она спрашивает мое мнение об одежде, я спрашиваю ее совета в том, что касается аромата. Мы являемся семьей. В этом деле работает и мой муж, он занимается бизнесом. В том, что Дом Sonia Rykiel на 100% независим, есть свои сложности. У крупных групп немало преимуществ: у них большие деньги, большие возможности. Чего им не хватает, это собственного лица. То есть оно, конечно, есть, но оно слишком легкое, исчезающее. Дело в том, что там много дизайнеров, которые легко переходят из одной марки в другую. Это своего рода огромная мозаика, домино, где элементы постоянно перемешиваются. В этом, конечно, есть и положительные черты. Очень много домов закрылось бы, очень многие творцы остались бы без работы, если бы не было больших групп.
    У нас нет таких возможностей, как у них, у нас меньше денег, меньше власти. Но у нас есть то, чего не хватает большим группам. Это наше лицо, которое всегда легко узнаваемо. Это наш стиль - тот стиль в моде, который появился 35 лет назад, который был создан Соней Рикель. Его не сравнивают ни с чем и его знают повсюду в мире. Какое у нас лицо? Это очень четко прорисованный образ женщины, это француженка. И не просто француженка, а именно парижанка. Парижанка с левого берега. И не откуда бы то ни было, а именно с бульвара Сен-Жермен.
alt    Это лицо, безусловно, принадлежит самой Натали. Может быть, поэтому она, не смущаясь ни своего возраста, ни ответственности, стала лицом и для рекламной кампании Rykiel Rose.
    Натали Рикель: Когда я увидела этот прекрасный портрет, свой портрет, я поняла, что мне в руки попал идеальный аргумент, чтобы объяснить мое присутствие рядом с матерью, чтобы показать, что мы являемся семьей. Мы могли бы найти тысячи женщин, более красивых и талантливых, чем я, более молодых и сексапильных... Более все что угодно. Но ни одна из них не смогла бы довести это послание так, как я. Есть, конечно, и другие причины. Большие группы (LVMH, Gucci Group и др.- "Деньги") на вес золота покупают киноактрис, чтобы те представляли их марки. У нас нет такой возможности. Я же представляю свою марку просто так, самим фактом своего существования. И я очень склонна к провокациям. Надо признать, что не так много женщин, кому за сорок и которые фигурируют в рекламе косметики или духов. Как правило, это все-таки молодые модели, в возрасте около 18. Я же считаю, что женщина за сорок исполнена внутреннего покоя: она знает себя и цену себе, она понимает, чего она хочет. Поэтому она в большей степени, чем 18-летняя девочка, которая еще не решила свои собственные проблемы, способна заставить других женщин мечтать и внушить им желание приобрести этот продукт.
 Кроме того, я, как и жена Цезаря, вне подозрений. Я сама создала этот аромат, я его люблю, я им горжусь, я с удовольствием им пользуюсь - и я не стесняюсь и не боюсь предлагать его другим.
    "Если делаешь что хочешь, шоколад в тебе не задержится"
       Натали Рикель: Я, наверное, никогда не смогла бы работать со своей матерью, если бы с самого начала она не предоставила мне свободу действий. Я ни в коем случае не смогла бы работать с ней, если бы у каждой из нас не было бы своей территории. Быть дочерью Сони Рикель и просто, и сложно. Я работаю с ней уже 25 лет, и все это время звездой была именно она. Она и сейчас ею остается. Я совершенно от этого не страдаю и не испытываю никаких комплексов. В противном случае я бы уже давно нашла способ заявить о себе и добиться известности. Моя мама - удивительная женщина, обольстительная и привлекательная. Это человек, обладающий потрясающей харизмой, очень талантливый. Я очень ее люблю, и мы с ней очень близки. Но мне кажется, что с такой матерью, как она, выбор невелик: либо ты смотришь на нее, восхищаешься, подражаешь ей, а потом в какой-то момент делаешь свой выбор, либо на всю жизнь остаешься маленькой девочкой при большой маме. Надеюсь, что со мной этого не случилось. Нет-нет, я не послушная девочка, между нами существует связь двух заговорщиков, двух подружек.
    Любовь Сони Рикель к шоколаду широко известна. Она даже является почетным членом французского Клуба любителей шоколада, а на досуге занимается сочинительством шоколадных муссов. Всем другим сортам она предпочитает горький шоколад и выпускает его под собственной маркой. Как при этом Соня остается изящной - загадка. Натали эта любовь передалась по наследству. Стройная фигура, судя по всему, тоже.
    Натали Рикель: Я думаю, что могу позволить себе любить шоколад. Если живешь той жизнью, которая тебе нравится и которая тебе подходит, делаешь то, что хочешь, и остаешься в согласии с самим собой, то шоколад в тебе не задержится. Но, конечно, все не так просто. Я хочу сказать, что на самом деле это ужасно, это просто невыносимо! Это борьба, которую ведешь с собой все время, каждую минуту, изо дня в день. И я думаю, что это несправедливо.
Ароматики




АРОМАТИКИ 2011-2017
Все права защищены.Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://aromaterapyja.ru/". Интеллектуальная собственность юридически защищена

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика